Manhattan
6 лет назад

Душа моя, элизиум теней

Режиссёр Нил Блумкамп, автор нашумевшего блокбастера «Район № 9», рассказывает о работе над своим новым фантастическим фильмом «Элизиум – рай не на Земле»

 

перевод: Рустем Галеев

 

К ак тематически связаны «Элизиум» и «Район № 9»?

Я и не пытался сделать что-то точно похожее на «Район № 9». Тема этого фильма – о богачах и неимущих, о разнице в достатке, что, я полагаю, схоже с «Районом № 9». Но в новом фильме нет столько расовой ненависти и ксенофобии. Кино позволяет нам взглянуть по-другому на жизнь на Земле в 2013 году. Скажем так: мгновенный снимок сегодняшнего дня. Кругом массовая бедность, богатые используют все способы, но ничего не выходит, не получается. Никто не знает, как решить проблемы, возникшие на нашей планете сегодня. И если нет способа их решить, ты не видишь смысла и просто смотришь на происходящее сегодня под другим углом. 

Как уживаются экшн и насилие в фильме?


Фильмы, которые я люблю, это научная фантастика восьмидесятых и семидесятых, которая была довольно жестокой. К примеру, один из моих любимых фильмов – «Робокоп» Пола Верховена, мне нравится его сатира. В этом фильме насилие определённо не является ни решением, ни посланием фильма. Это просто попкорновое насилие: всё взрывается, кругом стрельба и так далее.

 



Почему фантастические фильмы рисуют чаще всего мрачное будущее?

Не могу говорить за всех. Моя версия будущего черна. Моя версия будущего не сулит ничего хорошего, я просто воплощаю её в фильме.

Несмотря на то, что большинство крупных боевиков и фантастических фильмов снимаются на основе франшизы, «Элизиум» стоит особняком...

Я должен пояснить одну вещь: я очень оторван касательно остального Голливуда. Я просто делаю свою работу и не знаю, что делают или думают остальные. В отношении «Элизиума» – фильм снимался легко, потому что инвестор поверил в него. Я просто обрисовал идею, и ему очень понравилось. Он показал проект в Sony, и они поверили в меня. Мне просто повезло.

 



Правда, что роль, которую сыграла Джоди Фостер, изначально не была написана под женщину?

Правда. Просто однажды ночью я проснулся и подумал: «Если бы это была женщина, то было бы интереснее». И когда я начал просматривать список актрис на эту роль, то внезапно вспомнил Джоди и подумал, что она лучшая из тех, кто мог бы сыграть это, – в случае её согласия, конечно. Я переговорил с ней, она заинтересовалась и пришла на пробы. Это было так легко, всё получилось без усилий. Она была одной из самых лёгких в общении, профессиональных и крутых людей, с которыми мне пришлось работать. Она очень талантлива и профессиональна. Она всегда на площадке вовремя, делает то, что её просят, никаких проблем вообще. Хотя она и опоздала на первую нашу встречу. Она долго усиленно извинялась и сказала, что никогда не опаздывает. Я было усомнился в этом, но потом она ни разу не опоздала, так что я теперь всецело верю ей!

Вам пришлось задействовать множество латиноамериканских актёров...

Фильм про будущее, про распавшуюся Северную Америку, я использовал эту текущую ситуацию с миграцией из Латинской Америки, но так, словно границ уже не существует. И когда я искал актёров, то обнаружил пару мексиканцев и бразильцев, которые мне понравились. Например, Вагнер (Моура) в фильме «Элитный отряд» был чертовски хорош. Мне он понравился как актёр. Затем ещё и Алисе (Брага) отлично вписалась в свою роль. Мне оба они нравятся, мне нравится, как звучит бразильско-португальская речь. Это никак не связано, но мне очень нравится, как она звучит. Мне очень нравится, что они из страны, которая тематически связана с фильмом. То же самое можно сказать про мексиканца Диего (Луна) и Шарля из Южной Африки. Это те самые страны, где пропасть между богатыми и бедными очень велика, и это важно для темы фильма. В моём понимании, будет всё хуже и хуже. Не важно, как сильно мы стараемся изменить ситуацию, всё это заложено в человеческой сущности. 


Тяжело ли было получить разрешение на съёмки свалки Мехико Сити?

Это не было тяжело. Как-то так: «Мы можем снимать на свалке? – Да, можете». Трудности были с Канадским профсоюзом актёров, потому что 50% команды были канадцами, ну и часть американцев. Оказалось, что нам надо провести токсикологические и бактериологические тесты почвы. Они не хотели, чтобы члены профсоюза работали в условиях угрозы бактериального заражения. Когда мы провели тесты, они оказались ужасающими. Мы были вынуждены засыпать всё фальшивой почвой, но выглядело это точно так же. В Мехико можно снимать всё что угодно. Этого у них не отнять. 

Вы искали эти места для съёмок, потому что хотели максимально избежать съёмок «на маске»?

Абсолютно верно. Съёмки «на маске» – на зелёном экране – это ужасно. Я сам выходец из мира спецэффектов и считаю: худшее, что можно сделать, это снимать актёров на фоне зелёного экрана. Это просто ужасный результат в итоге. Вам всегда хочется больше реальности, приблизить то, во что вы и актёры так верите. В этом фильме много персонажей-роботов. Ранее нам пришлось бы заставить парня разговаривать с теннисным мячом или с предметом, свисающим с рыболовной удочки, но есть вариант лучше: когда робота играет другой парень, которого затем заменяют роботом. Мы снимали в условиях, максимально приближенных к натурным съёмкам. Мы специально находили худшие места в Мехико и активно избегали красивых мест. 


Вы осуществили большое количество визуальных заготовок для фильма?

Я сделал много арт- и визуальных заготовок, чтобы показать команде, куда мы идём. Если ты делаешь это и у тебя есть хороший аргумент или обоснование, почему эта идея так хороша, ты можешь подкрепить это конкретным изображением или макетом, – людям легче понять это. Это касательно съёмок на свалке. Мэтт Дэймон был профи, но это была трудная работа. Когда вы приезжаете на свалку до рассвета, она пахнет ужасающе; позже восходит солнце, испаряя этот слой влаги из мусора.

 



Чем вы вдохновлялись, создавая мир «Элизиум»?

Всё, что влияло там на изображение, – это из подсознания. Каждое сознательное решение было: я хочу сделать станцию в космосе, 150 лет спустя, на Земле всё разрушено. Буквально каждый долларовый ресурс уже был вынут и растрачен, и это напоминает Африку сегодня. Итак, я создаю будущую Землю и «Элизиум». И в этих двух местах всё должно ощущаться максимально реальным и внушающим доверие зрителям. На меня воздействовала реальность. Я готов построить космическую станцию с любой структурой, но если вы не можете показать мне её источники и основу, это значит, что она придумана художником и выглядит как научно фантастический хлам.Но если она выглядит как плотина через реку Янцзы или другой подобный инженерный мегапроект, я, пожалуй, поверю в него. Не знаю, ответил ли я на ваш вопрос, но наверняка там полно подсознательного влияния других режиссёров и художников – всего того, что я не осознаю, но уверен, что оно есть. Но всё осознанное было чистым реализмом, на всех уровнях. 

И всё-таки, сколько кадров с компьютерными спецэффектами было использовано? 

Не так много, как думают люди. Меньше 900.

 

Фильм «Элизиум – рай не на Земле» – в российском прокате с 8 августа 2013 г.

Последние статьи в разделе
Back to top