Manhattan
4 года назад

Фенол, вода и медные трубы

Текст: Кристина Абрамичева
На фото: картина Сергея Краснова
Тревожный сон рыбы. 1987 г.
Фото: glebskie.livejournal.com


В  один прекрасный весенний день 1990 года случился обычный паводок. К несчастью, ещё зимой на «Химпроме» тихо и незаметно протекла цистерна с фенолом — кристально белым, как снег. Когда настоящий снег начал таять, фенольная вода потекла сначала в реку Чернушку, затем Шугуровку, а оттуда и в Уфимку, пока не достигла Южного водозабора Уфы. Подозревали ли уфимцы что-то неладное всю неделю, пока пили отравленную воду? Ведь предельно допустимая концентрация фенола в водопроводной воде была превышена в целых 30 раз. Говорят, вода пахла чем-то вроде карболки, но ведь никаких предупреждений о катастрофе не было. Более того, некоторое время чиновники убеждали горожан, что пить воду можно, нужно лишь кипятить её. Поэтому люди просто попадали в больницы со странными симптомами отравления, а остальные, в том числе беременные женщины, продолжали пить водопроводную воду. Пока, наконец, государство не забило тревогу и не запретило пить воду из-под крана, а также использовать для её готовки и в быту. Предусмотрительные родители отсылали своих детей к родственникам в другие города. Младенцам повезло меньше — они страдали от нейродермита, аллергии и других болезней, полученных от отравления их матерей. От фенола в южной части города пострадали две трети уфимцев, хотя диагноз «отравление фенолом» врачам ставить всё же запретили.

Апокалиптическая картина того времени: горожане выстраиваются в очередь за чистой водой с бидончиками, вёдрами и полиэтиленовыми мешочками. На каждого жителя полагалось 14–16 литров питьевой воды в день, а продажа безалкогольных и молочных напитков была увеличена в несколько раз. Тогда-то ещё пронзительнее зазвучала картина известного уфимского художника Сергея Краснова, тогдашнего пророка, открывшего общественности глаза на проблему экологии средствами искусства. В своей картине он за несколько лет до фенольной трагедии в Уфе изобразил воду в полиэтиленовом мешочке…

На этом, однако, история не закончилась. Той же весной по городу прокатилось несколько «фенольных» многотысячных демонстраций. Ещё насквозь советские тогда люди проявили неожиданную смелость. По улице Ленина они несли транспаранты и скандировали «Долой ОБКОМ!». На перекрёстке Ленина — Чернышевского демонстрацию остановила милиция, и почти все разошлись. Студенческая демонстрация, начавшись на площадке перед Белым домом, двинулась к Горсовету. Первоначально была идея выстроить живую «зелёную цепочку» по всему проспекту, но в итоге люди просто пошли колонной. Однако исправить ситуацию никакие протесты уже не могли.

Лишь в 1993 году в Уфе открылся Институт прикладной экологии и природопользования Министерства по чрезвычайным ситуациям и экологической безопасности республики и кафедра экологии на биофаке БашГУ. Началось изучение загрязнения объектов природной среды в рамках республиканской программы «Диоксин».

Со времени экологической катастрофы прошло уже больше двадцати лет. Нас пугали, что через пару десятков лет то отравление неизбежно даст о себе знать. Иностранные специалисты предлагали полностью сменить водопроводную систему — невозможно вытравить фенол из труб до конца. Как сказалась на нас та катастрофа? Стало ли за двадцать лет больных больше?.. Было бы сейчас могил меньше?.. Кто может это сказать?..

Последние статьи в разделе
Back to top