MNHTTN

Ближе к телу

30 декабря 2013

овременные домоседы отличаются от своих праздных предков многим. Во-первых, мотивами: раньше домашний образ жизни мог себе позволить человек высокого достатка, барин; в наши дни дома сидит фрилансер — существо беззащитное и подневольное. Во-вторых, заняты люди теперь совершенно другим: вместо чтения «Русского вестника» и пререканий со слугами, домоседы XXI века судорожно доделывают проект к дедлайну, поскольку весь предшествующий месяц изволили прокрастинировать.

 Ко всему прочему домохозяева и домохозяйки одеваются теперь совершенно разношёрстно. Халат — главная униформа лежебок и сибаритов прошлых столетий — встречается редко, да и то не в лучших своих разновидностях. А меж тем в истории халата есть что вспомнить.

«Халат» (а точнее «хилат») с арабского переводится просто «одежда». О роскоши, моде и тем более безделье речи не идёт. В арабской и азиатской культурах это всего лишь универсальная верхняя одежда без каких-либо дополнительных смыслов. Нет халата — считай, бедняк. В фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих» бедолага Каюм так отзывается о своей незавидной доле: «Халат, халат не был у меня, честное слово. Каждый шакал халат носит… Я целый год без халат ходил». У богачей интересы другие: довольствоваться простым халатом они уже не могут, а потому носят одеяния из шёлка или атласа. На Востоке шёлковый халат это и лекарство от всех хворей, и почётная награда за подвиги. Многие века власти даровали особо отличившимся гражданам сабли, земли и халаты. По халатам китайских чиновников можно судить об их ранге: вышитый журавль украшает халаты высшего ранга, сорока предназначена для низшего. На императорских халатах — драконы с пятью когтями.

Но что восточному человеку норма жизни, европейцу — роскошь и экзотика. В XVII веке, после турецких и персидских войн, в Европу приходит мода носить «турецкое платье». Шьют халаты из узорного хлопка, парчи или бархата и носят исключительно в помещении. Новомодное платье надевают поверх обычной одежды — в целом это создаёт впечатление небольшого маскарада, этакой игры в иностранца. Если мужчина сознательно надевает халат, значит интересуется культурой других стран, шагает в ногу со временем. Особый шик — принимать в халате гостей, транслируя таким образом свои просвещённые взгляды. 

Впрочем, если начистоту, — некое подобие халата было распространено в Европе ещё в Средневековье. Обитатели замков были вынуждены кутаться в тёплые накидки просто потому, что окружали их каменные стены. Халат в то время был необходимостью, а потому был лишен всяческих украшений. Так что восточный халат в своём роскошном виде возник в Европе действительно намного позже — в XVII веке, как уже было сказано. 

 

 

Постепенно халаты перестают быть прихотью немногочисленных эксцентриков и появляются чуть ли не в каждом респектабельном доме. Проблемы с центральным отоплением порождают новую разновидность халата — из стёганого полотна. 

В России халат появляется примерно в то же время, что и в Европе. Но помимо удобной домашней одежды становится ещё и способом подчеркнуть своё положение. Многие чиновники принимали гостей, облачившись в халат. Гости же, как порядочные люди, приходили в мундирах или фраках. 

В конце XIX века в Европе — опять мода на экзотику, только теперь уже японскую. Кимоно с цветущей сакурой или деревом бонсай — вот, что становится обязательной деталью каждого уважающего себя денди. 

Халат в России приобретает особое значение. До 30-40-x гг. XX века это символ русского барства, элемент того искусства, что именуется art de vivre. Помещики и чиновники облачены в халат практически на протяжении целого дня, вызывая тем самым зависть у мещан. Для них халат — одежда скорее парадная. 

Славянофил Аксаков в одном своём фельетоне признаёт двусмысленную репутацию халата, но всё же выступает в его защиту: «Халат вещь вовсе некрасивая и в некотором роде даже неприличная, но, право, глаз, утомленный блеском шитья и пуговиц или однообразным цветом мундирного платья, не без удовольствия отдыхает на пестрой ткани халата. Халат — эмблема лени, бесцеремонности, простоты, — это все же, сравнительно с форменными чувствами, нечто сердечное и человечное». Вот и Обломов, будто родившийся в халате, отлично вписывается в эти слова — казалось бы, сибарит и лентяй, а широта души необыкновенная. Особенно наглядно это проявляется в сравнении со Штольцем — героем, что всегда подтянут и прилично одет. Строки с описанием халата Обломова ласкают слух и отрицательных ассоциаций не рождают. «Как шёл домашний костюм Обломова к покойным чертам лица его и к изнеженному телу! Настоящий восточный халат, без малейшего намёка на Европу, без кистей, без бархата, без талии, весьма поместительный, так что и Обломов мог дважды завернуться в него <…>. Халат имел в глазах Обломова тьму неоценённых достоинств: он мягок, гибок; тело не чувствует его на себе; он как послушный раб, покоряется самомалейшему движению тела».

 

Но праздность недолго торжествовала… Считается, что ироническое отношение к халату и новые значения слов «халатный» и «халатность» — заслуга Гоголя. «Халатный» в его текстах означает  склонный к халату, т. е. не утруждающий себя работой. Примеры встречаются в «Мёртвых душах»: «Жили в одном отдалённом уголке России два обитателя. Один был отец семейства, по имени Кифа Мокиевич, человек нрава кроткого, проводивший жизнь халатным образом».

Гоголь стал, выражаясь современным языком, литературным трендсеттером. Вслед за ним слово «халатность» то и дело встречается в русскоязычных текстах как синоним распущенности и лености. Позже это слово стало характеризовать недобросовестную работу, сделанную спустя рукава. Халатность — это ещё одна грань неискоренимого русского «авось». Исчезновение халата в советское время вполне закономерно. Пережитку буржуазии не место в шкафу порядочного советского гражданина. Но тут происходит рокировка: мужчины снимают халат раз и навсегда, а женщины в пределах квартиры (а зачастую и во дворе) носят только его. Поношенный халат и бигуди — этот образ как раз родом из СССР. Лишь немногие чаровницы додумываются спасти ситуацию и пришить к халату перламутровые пуговицы. 

Советский халат во всей красе продемонстрировала Нина Хрущёва. Провальный с точки зрения моды (да и здравого смысла) образ призван показать близость к народу. 

Женский халат получает второе рождение в нашумевшей коллекции Ив Сен Лорана, в которой он презентует стиль сафари. Гибрид халата и военного тренча производит сенсацию. Фасон сам по себе женственный, но детали в стиле милитари (погоны, карманы, цвет хаки) используются впервые. 

Вопрос о домашней одежде так и остаётся открытым. Треники, майки-алкоголички, тапки — вот новые наименования домашнего одеяния. Даже по звучанию ясно, что стилем здесь и не пахнет. Есть лишь три наших современника, которых легко представить в халате — и выглядеть они при этом будут достойно и органично — Александр Васильев, Стивен Фрай и Хью Хефнер. 

Очевидно одно: если за пределами дома мы все стремимся выглядеть презентабельно, почему бы не пересмотреть наши взгляды на одежду для дома? Завет Козьмы Пруткова «Отнюдь не принимай почётных гостей в разорванном халате!» актуален до сих пор.