Manhattan
7 лет назад

Пойдём в Нино



Интервью: Нэла Бикмурзина


 


Ваш последний альбом называется зелёным. Что для Вас означает этот цвет?

Вы знаете, что самое прекрасное в цветовой гамме, доступной нам, это то, что она передаёт немыслимое количество чувств. Только мы сами ограничиваем порой этот диапазон.

Мы начали называть свои альбомы разными цветами, потому что наши слушатели стали разделять наш первый альбом, его электронную и живую версии, по цветам обложек дисков – чёрному и белому. Сами слушатели подали нам идею того, что название альбома должно быть простым, понятным и нам и им, и естественным. Замечательное продолжение этой истории в том, что даже мой маленький сыночек изучал цвета по этим альбомам.

Сам зелёный цвет это цвет спокойствия.

Какие колыбельные Вы поёте своему сыну?

Даже мои колыбельные ближе к стилю «хиппи», больше похожи на джазовые импровизации. Традиционные напевы ему не понятны.

У нас в Башкирии есть свои национальные инструменты – курай, например. Знаете ли Вы о нём что-либо, хотели бы иметь в своей коллекции?

К сожалению, нет. Но я знаю, как у вас поют. Какими позициями у вас поют, какие гаммы используют, и какая глубокая история легла в основу вашего традиционного хорового пения. Не знаю ваших классических композиторов просто потому, что нет времени попасть в музыкальный магазин, запастись записями локальных исполнителей, чтобы прочувствовать их звучание.

Кто Ваш главный учитель?

Любовь… Бог… Время, которое дано нам, чтобы жить, чувствовать… Люди… Общение…

Если бы Вы могли сейчас оказаться в любом месте, какое место бы Вы выбрали?

Если бы я могла словами передать, насколько я благодарна судьбе, что у меня есть сейчас возможность выйти на сцену, почувствовать атмосферу зала. Ведь это даёт мне возможность быть самой собой, передавать людям то, что идёт изнутри, общаться, объясняться в любви. Служить музыке, творить добро – это настолько важно для меня, что я не хочу находиться сейчас в каком-либо другом месте. За настоящий момент я благодарна Богу и людям, которые слушают нас и ждут нас.

Мы не думаем о крупных рекламных кампаниях, клипах, у нас нет на это времени.

Какие они, Ваши слушатели?

Самые лучшие… Представляете людей, которые настолько разные – у каждого своё прошлое, свой опыт, свои взгляды на жизнь. И несмотря на все различия между ними, они собираются вместе на наши концерты для того, чтобы подарить нам и себе праздник.

Благодарим продюсерскую компанию Арт-Заказ за помощь в подготовке интервью


 

 

Сейчастье

Текст: Нэла Бикмурзина

 

Вы когда-нибудь встречали женщину, которая способна обнять весь мир?!

Концерт Нино Катамадзе – это тёплые объятия, которые помнят ваши плечи, а подсознание хранит в том месте, которое принято называть душой.

Как часто вы слышите слово «любовь»? Сколько раз в день, в месяц, сколько раз в год оно мимоходом проносится в вашей голове? И мимо нас?!

За два с небольшим часа с начала концерта я насчитала двадцать упоминаний любви. Из уст Нино это слово не звучит приторно, не прилипает к нёбу, не першит в горле и не вертится на языке. Любовь окутывает вас, как сладкая дрёма, превращаясь в естественное состояние бытия.

Многое ли в жизни человека зависит от места, в котором он вырос?!

Почему-то после концерта этого волшебного коллектива кажется, что Грузия – это сказочная страна, дорога к которой выстлана звёздной пылью. Почему-то после первых нот вы уже любите всех этих людей, как будто вместе впервые слушали шум прибоя или вдыхали горный воздух.

Первый час концерта на сцене не было электричества. Но никто не ушёл из зала. Все, пришедшие на концерт, после всех бутербродов и глотков свежего никотина вернулись на свои места. Потому что нет больше концертов, на которых исполнители делятся частичкой своей души. Потому что унывать можно в любом другом месте, только не рядом с этими людьми. То, что они делают, – ценно, и измеряется это далеко не в каких-либо единицах. Эта ценность сродни английской грамматике, времени «настоящее продолженное», времени «сейчастье».

Циничная критика, саркастическое замечание, так ведь и хочется найти ложку дёгтя в этой бочке мёда. Не получится, никогда, ни за что. Просто потому, что существует ещё в мире людей такой волшебный язык, как музыка. Который способны понять и дети, и офисные работники. На котором может запеть в микрофон любой человек из зала, потому что он чувствует те самые – незримые – объятия. Тёплая грусть заполняет этого самого обыкновенного человека изнутри.

Можно ли заменить живой концерт НиноКатамадзе&Insight записью?

Нельзя, просто потому что нужно слышать, видеть, ощущать вибрации, подпевать про себя и вслух, впитывать тёплую атмосферу всеми фибрами души. Нельзя повторить музыку, идущую из сердца, сымитировать её. Можно лишь начать слышать и чувствовать в настоящем, здесь и сейчас – на концерте. Поверьте мне, это – прекрасно!

«Скажите ему, что я его люблю!»

 

Текст: Дмитрий Мухаметкулов

 

Гастрольный тур, должно быть, утомительное событие для музыканта: день за днём, город за городом, каждый неуловимо похож на другой... Тем ценнее концерты, на которых что-то пошло не так. Друзья, как говорится, познаются в беде. А музыканты?

На концерте Нино Катамадзе всё пошло не так изначально. Вступление, подогретый зал шумит в ожидании певицы, музыка нарастает, на сцену выбегает Нино, микрофон, взлетает голос... – и с хлопком отключается свет. Вообще.

За кулисами начинают плясать огоньки фонариков. «Сейчас всё сделают!» – обещает Нино. «Сейчас» затягивается. Выясняется, что света нет во всем ГДК – авария.

― Давайте с вами здесь посижу, когда ещё так получится, ― певица устраивается на переднем крае сцены, по детски свесив ноги. ― Не волнуйтесь, концерт обязательно будет. Если надо, я на поезд опоздаю, ― обещает. ― Я в Уфе так по-домашнему себя чувствую, вы меня в прошлый раз так принимали. Ой, сейчас заплачу.

Зал, пользуясь темнотой, «сползается» к сцене, галёрка перемещается вперёд, на места подороже. Нино развлекает публику как может: поёт, танцует, уходит за кулисы и возвращается. Вынужденный «unplugged» впечатляет не меньше, чем традиционные номера: в затихшем – микрофоны-то не работают! – зале разливается голос певицы, негромкий, но ясный и прозрачный, забирающийся чуть ли не под кожу, до мурашек.

Полуторачасовая задержка не смущает, кажется, никого. Свет, звук – «электрическая» часть обрушивается на зал: яркая, гипнотическая, мощная и напористая. Одна из главных «фишек» Катамадзе – тесный контакт с залом. Ей, кажется, скучно на сцене. Нужно непременно спуститься в зал – не прекращая петь! – пробежать по проходу, раздавая рукопожатия, потанцевать, перебежать на другую сторону зала, лавируя между рядами кресел. Не человек, а батарейка «Энерджайзер».

И всё это – в атмосфере всепоглощающей любви, больше подходящей давно забытой эпохе хиппи. Вот нет у Нино духа иронии, присущей современной поп-музыке. Вместо неё – подкупающая, почти детская наивная искренность. Та, что позволяет ей прервать музыку, услышав звонок мобильника в зале: «Кто звонит? Скажите ему, что я его люблю!»

 

Метки: music
Последние статьи в разделе
Back to top