Manhattan
7 лет назад

Волга – Бали

Текст: Шамиль Шааев

текст: Шамиль Шааев


Гулким эхом напоминают о себе 90-е. И хотя некоторые уверяют, что лихие времена вернутся вместе с отсидевшими свой срок бандитами, две знаковые фигуры перестроечной эпохи ушли точно навсегда: Владислав Мамышев-Монро и Борис Березовский.

16 марта стало известно о смерти Влада Монро. Сначала взорвался Facebook – все друзья (и те, что в кавычках) наперебой начали упражняться в социальном эксгибиционизме и, порывшись в своих фото-архивах, скорее начали выкладывать совместные с Владом кадры. Эту волну подхватили СМИ, и те, кто не знал о художнике Владе Монро или подзабыл о нем, освежили свою память. Наверно, для тех, кто был свидетелем культурной жизни девяностых, эти слова покажутся нелепыми. Ведь не знать о нем в те времена было невозможно. Но с позиции поколения нулевых и начала десятых фигура Мамышева-Монро ушла в тень. И то ли потому, что его творческая активность несколько угасла (последние 7 лет он большую часть времени проводил на Бали), а может, для его канонизации в ранг великих художников просто не прошло достаточно времени.

Влад Монро – это феникс своего поколения. Он часто пропадал, чтобы потом с шумом воскреснуть, экспериментировал с сознанием, останавливаясь где-то на грани жизни и смерти, был виновником поджога квартиры и даже не одной. Он фонтанировал жизненной энергией, и ему все прощали – и пепел фешенебельных квартир, и собственные слабости. В итоге он оброс таким количеством невероятных историй, что порой кажется, что это человек-миф. Конечно, этому способствовал и сам художник, он "шил историю" самому себе и перекраивал свое прошлое по-новому.

И все же кем был Влад Монро? Талантливым художником? Или просто мастером травести, спекулянтом эпатажа в годы перестройки и лихие девяностые, въехавшим по инерции в ХХI век? Для любителей и ценителей современного искусства Владислав Мамышев-Монро был и есть гений перевоплощения, который использовал свое лицо в качестве холста. Его часто сравнивают с отцом поп-арта Энди Уорхоллом. По-шутовски, гротескно он обращался к насущным проблемам времени, затрагивал нерв эпохи. Но для кого-то феномен Монро так и остался загадкой.

В течение своего творческого пути Мамышев-Монро примеряет более сотни образов. Но обращение к тем или иным персонажам не носит случайного характера, художник всегда обращается к растиражированным героям истории и культуры.

Попробуем разобраться и пройдемся по некоторым образам Влада Монро:

 

Мэрилин Монро

 

"Вообще монроведов очень много. Энди Уорхолл – пусть уж он извинит меня, это нигде особо не афишируется, так же, как и я, на Монро был повернут. И тоже в нее переодевался".

"Старые друзья Монро, а это сегодня такая определенная каста в Лос-Анджелесе, состоящая из ее личного парикмахера, гримера, фотографа, которые поддерживают культ поклонения Монро, признают меня лучшим ее воплощением".

Началось все в восьмидесятые. Как известно, впервые Влад примеряет образ голливудской дивы во время службы в армии на Байконуре. Не правда ли, смело для советского мальчика? Псевдоним «Монро» в итоге становится его вторым именем. Вскоре, по возвращению в Петербург, он вынес этот образ на «Пиратское телевидение» и выступления «Поп-механики». 

Любовь Орлова

"Любовь Орлова – это такой имперский нафталинище".

Следующим растиражированным героем – правда, уже советского пространства – становится актриса Любовь Орлова. Орлова для художника – воплощение асексуальности и холодности, он называет ее Снежной Королевой. Новая версия фильма "Волга-Волга" в 2007 году получила премию Кандинского.

 

Владимир Путин

 

"Но знаете, сейчас я перестал злиться на Путина. Меня много раз эксплуатировали в его образе… Побыв в шкуре Путина, я понял, что ему сложно…"

 Зрелые работы часто обращены к теме политики. Появляются образы политических деятелей различных эпох и стран.

В целом, Монро был настроен оппозиционно по отношению к власти РФ и открыто высказывал свое недовольство российской действительностью в прессе. Художник подписал обращение оппозиции "Путин должен уйти" в марте 2010 года. 

 

 

Адольф Гитлер

"После того как я смог одновременно быть и Монро, и Гитлером, мне уже неинтересно. Я понял, что могу стать кем угодно".

Мамышев-Монро часто обращается к темам Добра и Зла. Воплощением первого становится Мэрилин Монро, второго – Адольф Гитлер. Но Добро берет верх.

 

Полоний

"Знаете, новая Россия слишком идеологизирована. И эта идеология с советским душком. А главная цель отнять у человека деньги. Преступная, мелкая, жадная власть. Об этом и постановка".

Тема высокой политики появляется и в последнем проекте Мамышева-Монро – театральном-шоу "Полоний". На афишах – лысый Монро в костюме елизаветинской эпохи загримирован под знаменитое фото умирающего от полония Александра Литвиненко. В этом изображении – ключ к главной теме постановки. Личная драма и политика смешиваются в инфернальном действе. 

 



Последние статьи в разделе
Back to top