Manhattan
5 лет назад

Джим лёжа

 

 

 

 

Джеймс Джеймс
Моррисон Моррисон
А попросту - Маленький Джим,
Смотрел за упрямой, рассеянной мамой
Лучше, чем мама за ним.
Александр Милн

текст: Агата Барокко
иллюстрация: Радик Мусин 


Давайте считать, что я исследовал границы реальности. Мне было любопытно посмотреть, что произойдёт. Вот и всё: просто любопытство.

Сейчас меня больше интересует тёмная сторона жизни, зло, обратная сторона Луны, ночь. Но в нашей музыке, как мне кажется, мы ищем, стремимся, пытаемся убежать в более чистый, более свободный мир.

В глазах истории 60-е скорее всего будут похожи на период трубадуров во Франции. Я уверен, что это будет выглядеть невероятно романтичным. Мы будем казаться людям будущего очень хорошими,потому что происходило столько изменений, и мы творили всё это с большим вкусом.

Когда мы только начинали, я был гораздо менее эмоциональным. Но количество слушателей растёт,площадки становятся всё больше. Для некоторых зрителей я всего лишь точка посреди стадиона и я стараюсь компенсировать недостаток близости своими движениями.

Нашу музыку вполне можно назвать эротической в том смысле, что мы можем довести людей до эмоционального оргазма посредством музыки и слов.

Вообще-то я не силён в политике. Но мне кажется, в тебе самом постоянно должна происходить революция. А иначе ты мёртв.

Я не чувствую, что выполнил свою работу, до тех пор, пока весь зал не встанет на уши.

Поэзия вечна. Пока живут люди, они могут помнить слова и комбинации слов. Никто не может запомнить дословно рассказ. Описать фильм, скульптуру или картину довольно сложно. Но пока жив род человеческий, песни и поэзия тоже будут жить.

Мне 27. Я уже слишком стар для роли рок-звезды. Я так от всего устал. Мне бы хотелось просто ходить по улицам, неузнанным.

Себя я считаю чувствительным и интеллигентным человеком с душой клоуна, который уничтожает эту самую душу в самые ответственные моменты.

У большинства людей страх смерти сильнее страха боли, что мне кажется странным. Ведь жизнь причиняет куда больше страданий, чем смерть.

Главные ошибки в моей жизни связаны с походами в парикмахерскую.

Момент своего рождения я не помню. Наверное, это произошло во время моей очередной потери сознания.

Меня крайне интересует всё, что связано с бунтом, хаосом, беспорядком. По-моему, всё это - путь к свободе.

Каждому поколению нужны новые символы и феномены, чтобы оторваться от своих предшественников.

Ненависть - это очень недооценённое чувство.

Смерть случается только раз. Я не хочу её проспать.

Я вижу себя огромной огненной кометой, летящей звездой. Все останавливаются, показывают пальцеми шепчут в изумлении «Посмотрите на это!». А потом — бац ! и меня уже нет. Больше они никогда неувидят ничего подобного и никогда не смогут меня забыть.

 

Индеец Джим

 

Если проследить за биографией Джима Моррисона и попытаться выделить его главную черту, то чертой этой будет любопытство. Однажды любопытный четырёхлетний Джим высунулся из окна отцовской машины и увидел умирающего в муках индейца пуэбло. Потрясение было столь велико, что Джим потом всю жизнь был убеждён в том, что в него вселилась душа того несчастного индейца.Таких моментов, когда лучше бы сидеть тихо и не рисковать, в жизни Джима будет ещё много. Поэт Уильям Блейк, чьим большим почитателем был Джим, писал: “Дорога излишеств ведёт к дворцу мудрости”. Вот только Джим понял эти строки слишком буквально и намеченный план даже перевыполнил. Десятки, если не сотни разбитых девичьих сердец. Златые горы наркотиков и реки,полные вина. Несколько арестов за сквернословие и появление на публике в неподобающем виде. Ах, если бы публика знала! Для неё Джим всегда был воплощением всего манящего, запретного и сладкого.Извивающийся как угорь, весь обтянутый в чёрную кожу, в цирке таких называют гуттаперчевыми. Для заворожённой толпы The Doors и правда были “дверьми восприятия”, самые настоящие “створки две в воротах рая”. На обложке Rolling Stone, вышедшего после смерти Джима Моррисона - его лицо анфас, привычный взгляд с поволокой и жестокий в своей правдивости заголовок - he’s hot, he’s sexy and he’s dead. Вот вроде бы повеса и хулиган, а знаете, каким он парнем был? Зачитывался Джеком Керуаком, вставлял в свои песни аллюзии на древнегреческие мифы, а в свои редкие походы в парикмахерскую просил постричь себя “под Александра Македонского”.

Image


Истероид

Джим и правда жил как комета, вся его жизнь - траектория падения или взлёта, это уж как посмотреть. Но вот в 1971 году, в богемной парижской гостинице Джим “лежать остался недвижим”. Что было причиной смерти, так и останется тайной. По иронии судьбы слухи о смерти преследовали Джима  всю жизнь, и этот парижский инцидент многими его друзьями был воспринят как розыгрыш. Менеджер The Doors Билл Сиддонс не был в числе скептиков - он помчался в Париж, где встретил рыдающую Памелу - “космическую суженую”, как называл её Джим. Тела Билл не видел - ему показали лишь закрытый гроб и свидетельство о смерти с подписью одного-единственного врача; причиной смерти значился сердечный приступ. Джима похоронили на кладбище Пер Лашез, на котором он совсем недавно прогуливался в поисках могил Уайльда, Бальзака и  Шопена. Греческая надпись на его могиле: ”Навеки со своими демонами” - своего рода диагноз и универсальное объяснение всех его сумасбродных поступков.

 

Родители, узнав о том,
Что их ребенок съеден львом,

Вконец расстроились. А мать
Сказала: «Нам не привыкать,
Ведь Джим совсем не слушал нас».
Отец же детям дал наказ
Чтить память о погибшем сыне
И призывает всех доныне
Во избежание страданий
Обзаводиться строгой няней.

Хилэр Беллок “Стихи о непослушных детях”

Метки: music, quotes
Последние статьи в разделе
Back to top