Manhattan
8 лет назад

Покровские врата

Максим Покровский, музыкант, 44 года

 


Моя дочь пошла в первый класс. На второй или третий день учительница сказала ей, что наша нация называется «русичи». Поэтому я всегда говорю, что мы «русичи». Моя не думать. Моя думать, как песни писать. Если вы думаете, что я уклоняюсь от ответа, я, естественно, от него не уклоняюсь. Я человек, в котором на одну четверть течёт русская кровь, примерно на столько же – на четверть – украинская кровь, одна восьмушка еврейской крови, весьма возможна примесь молдавской, но я этого не знаю точно, потому что моя мама не знает своего родного отца.

Я живу в Москве. Это город, в котором я живу всю свою жизнь. Есть город, который я ненавижу всю свою жизнь. Это тоже Москва. Последние восемь или девять лет своего пребывания на этой территории я считаю случайностью и ошибкой, потому что весь мой интерес заключён в другом, распространяется на другую территорию. Не бойтесь того, что я сейчас говорю взаимоисключающие вещи, я при этом обожаю свою публику. Как это коррелируется, и нет ли в этом противоречия и парадокса? Да, есть. Я не могу его объяснить. Здесь, на этой огромной территории, которую гордо называют «1/6 часть суши», я очень люблю свою аудиторию, тех людей, которые настолько меня уважают, что тратят своё время на посещение концерта. Все остальные мне совершенно неинтересны.

Я вчера был в прямом эфире телеканала «Дождь». 

 

Я не понял, там почему-то «ля-ля три рубля» – Миша Козырев уехал в Лондон на паралимпиаду, ведущей сделали Тутку Ларсен. Пригласили Владика Сташевского, Серёжу Кальварского (это замечательный питерский режиссёр), Грымова, Илюху Бачурина (он возглавлял долго программный отдел MTV Россия) и б***ть в извечно стильных очках Александра Анатольевича. Ну и ваш покорный слуга, я был гостем. Обсуждалось, почему закрываются музыкальные телеканалы, почему они все захирели. И вот они на своем е**чем профессиональном языке говорили «рейтинг – не рейтинг, удобно – неудобно, вложения в музыку»… Всё в мире произошло достаточно просто: в мире упал носитель, поэтому очень много ушло в Интернет, музыкальное видео ушло в Интернет. Серёга Кальварский сказал: «Никому сейчас неинтересна форма 4 минуты кино» – про видеоклипы.

Они говорили на каком-то своём языке. Я им говорю: «Пацаны, вы чё говорите?». Они галдят, там же телевидение, круглый стол, там же нужно – чем больше ты галдишь, тем больше тебя показывают. Я им говорю: «Пацаны, странные ребята, вы мне можете ответить на вопрос: за последние двадцать лет у кого из вас от чего-нибудь на совке, я имею в виду музыку, по всему телу пошли мурашки?» Они: «Нет, особо, чувак, не пошли». Ну, раз мурашки не пошли, значит, и музыки нет, значит, музыкального видео нет, значит, поэтому всё закрывается. Индустрия умирает. Она по всему миру странная, но в цивилизованном мире она всё же меняется… Здесь индустрия просто упала. То, что не было подорвано пиратством, доконало падение ценности этой индустрии в мире, просто информации стало больше, людей на земле стало больше, они метаться стали, клубная жизнь стала намного более серьёзная с точки зрения привлечения внимания (ну и она тоже уже заколебала).

«Ногу Свело» – весьма стоящий плотно на ногах коллектив. Да, мы собирали Дворцы. Ну ничего, соберём ещё… Я слишком мало трачу времени на то, чтобы продвинуться здесь, я потерял здесь амбиции…. Быть двадцать лет на сцене – и не попасть на волну радиостанции «Ретро»! И, я уверен, мы не скоро туда попадём или вообще не попадём. Понимаете, это совершенно больной на голову коллектив, в самом хорошем смысле этого слова. За двадцать лет не может быть ничего ровно, вообще вся жизнь в принципе состоит из взлётов и падений. Я только что вам честно признался об исчезновении амбиций в отношении того рынка, который мы имеем здесь. Я вижу кого-нибудь на телеке, а мне неинтересно, поэтому приходится себя как-то вздрачивать. Но с другой стороны, я вас хочу успокоить: очень много хорошего произойдёт скоро, и мы выплюнем что-то, в хорошем смысле.

Метки: music
Последние статьи в разделе
Back to top