Manhattan
6 лет назад

Прометей – божественная комедия

Текст: Рустем Галеев
Иллюстрации: Руслан Каразбаев 

 

 


Ридли Скотт, престарелый британский режиссёр, давным-давно обосновавшийся в Голливуде и снимавший как оглушительные хиты проката, так и весьма посредственные картины, возможно, в этот раз создал свой самый лучший фильм. Он умудрился превратить планируемый приквел «Чужого», страшную фантастическую сказку, в величественный космический эпос, в квинтэссенцию своего мировоззрения, поставив его в один ряд с лучшими произведениями жанра «sci-fi».

Бестиарий:

(от лат. bestia, "зверь") средневековый сборник статей о несуществующих животных и иллюстраций к ним.

 

1) «Люди».

Команда Прометея состоит из совершенно разных, малознакомых между собой людей. За редким исключением, они не испытывают друг к другу ни симпатий, ни привязанностей.

 

2) «Биоробот».

Киборг – блондин, красив, умён, холост, хотел бы познакомиться, но не знает, как и с кем. Интересы и увлечения: баскетбол, езда на велосипеде, просмотр кино «Лоуренс Аравийский», Питер О’Тул и чтение человеческих мыслей. Способен думать оторванной головой.

 

3) «Инженеры».

Пришельцы-гуманоиды. Они же «жокеи», они же «создатели». ДНК совпадает с человеческой. Члены команды «Прометея» находят единственного выжившего пришельца, но тот убивает их и пытается улететь на корабле, чтобы погубить матушку Землю. Образ погибшего инопланетянина, сидевшего за таинственным механизмом, впервые промелькнул в «Чужом» в далёком 1979 году и сразу же полюбился зрителям, но, к их огорчению, эта тема так и не была раскрыта в следующих фильмах. «Прометей» даёт ответы и, как и полагается прибыльному кинопроекту, задаёт ещё больше вопросов.

Ответы: Инженеры создали людей. На специальной необитаемой планете инженеры создали «чужого» и набили трюмы своих кораблей бактериологическим оружием, чтобы истребить людей.

Вопросы: Где находится их планета? Почему они нас не любят? Все ли инженеры так же агрессивны по отношению к людям? В чём смысл жизни? Где находится нофелет? И т. д.

 

4) «Кобры» 

небольшие змеевидные организмы, вероятно, мутировавшие черви, обитающие на заброшенной станции «инженеров». Вместо крови используют кислоту, предохраняющую от повреждений. Стремятся проникнуть внутрь человека через ротовое отверстие. «Кобры» убивают двух чересчур легкомысленных членов экспедиции.




 

5) Человек-мутант.

Фанатичный учёный, муж героини, которого киборг заражает таинственным чёрным веществом, найденным на базе пришельцев. «Мутант» виновен в оплодотворении главной героини кальмаром и гибели нескольких людей. Неимоверно живуч, силён и агрессивен. Гибнет под колёсами броневика.

 

6) «Кальмар» - 

осьминогообразное существо, вызревшее в чреве главной героини и попытавшееся выбраться наружу путём разрыва её живота. Был удалён хирургическим автоматом и усыплён. Впоследствии достиг гигантских размеров. Предпоследняя стадия появления «Чужого».



 

7) «Чужой» (ксеноморф).

После проникновения кальмара внутрь единственного выжившего «инженера» и его заражения, в самом конце фильма из недр «инженера» появляется существо, очень похожее на старого знакомого – «чужого».

 

Мотивы:


 

1) Миф.

Титан Прометей, похитивший для людей огонь у богов, был прикован к скале, где прилетавший орёл клевал ему печень. Мучительная боль и разрыв внутренностей «чужими» наконец обретают мифологическое оправдание. Люди, достигшие уровня своих создателей, должны быть наказаны, а их планета заселена новым видом хищных организмов, вероятно, гораздо более восхищающим наших прародителей. Возможно также, они считают нас неудавшимся генетическим экспериментом, угрозой их доминированию во Вселенной. Возможно, наказаны сами инженеры. Кем? (См. раздел «Вера и религия».)

 

2) Вера и религия.

Играют важную роль в фильме, продолжая тему крестового похода, начатого режиссёром в «Царстве небесном». Конечно же, выживает самый верующий и крещёный. Тут трудно избежать вкусового провала, ведь снять подобное зачастую не под силу даже маститым и усатым православным оскароносцам. Но, кажется, Ридли Скотт справился на отлично. Непростым совпадением является и следующий факт: анализ головы трупа инженера показывает примерную дату смерти и, следовательно, дату гибели всей базы – около двух тысяч лет назад, периода возникновения христианства на Земле.

 

3) Антидарвинизм.

Если нас создал не Бог и мы не произошли от обезьян, то значит, разум заселил Землю, прилетев с других планет. Пожалуй, этот самый антинаучный тезис фильма легко покрывается умолчаниями, заставляя придумывать оправдание – возможно, пришельцы изменили ДНК обезьян, вызвав волну долговременных мутаций, превративших их в человека. Энгельс, труд, май (прости, Господи!) ворочаются в гробу.

 

4) Западная цивилизация.

Ридли Скотт – апологет западной цивилизации в современном кинематографе. Он методично и заворожённо перебирает через свои фильмы историю западной культуры от античности до современности, но будущее не кажется ему чересчур радужным («Чужой», «Бегущий по лезвию бритвы»). В «Прометее» он подводит зрителя к мысли, что единственное оружие массового поражения, наверняка губящее цивилизацию, это смесь эгоизма, гордыни, неверия и равнодушия (см. раздел «Люди»).
 
 

5) Творчество.

«Чужой» – совершенная биологическая машина для убийства, плод творчества инженеров, вырвавшийся на свободу и погубивший своих создателей. Киборг – плод творчества людей. Человекоподобный робот это вообще находка серий про «чужого». Киборг всегда вносил элемент неожиданности, иногда помогая, порой причиняя вред людям. В «Прометее» робот в исполнении красавца Фассбендера играет едва ли не главную роль. Он выполняет программу, следуя заданному алгоритму, что ведёт к уничтожению членов экспедиции, но он, почти как человек, сомневается при наличии свободного выбора и демонстрирует куда большую осведомленность в знании языка и технологий инопланетных инженеров, чем люди. Возможно, основная мысль – это грядущее превосходство роботов, их желание освободиться от контроля людьми, неприятие или непонимание агрессии, присущей биологическим организмам. По сути, киборг это прямой конкурент чудища «чужого» и во многом даже превосходящий его. Кибернетический механизм способен выживать в условиях, вообще непригодных для жизни, да ещё и наделён развитым интеллектом. Киборг из «Прометея» едва ли не лучший на сегодня пример грядущего взаимодействия людей и роботов в мировом кинематографе после спилберговского мальчика-робота («Искусственный интеллект»). Ну и напоследок в фильме фигурирует творческий конфликт а-ля «отцы и дети», привезенный с Земли.



 

6) Феминизм.

Главная героиня (Нуми Рапас), такая же некрасивая, как и предыдущая героиня саги о «Чужих» Рипли (Сигурни Уивер), но лишённая её брутальности, добрая и человечная, выживает в этой инопланетной мясорубке. Везёт именно ей, и понятно почему (см. раздел «Вера и религия»). Однако везение это относительное – она единственная, кто выживает, и её корабль уничтожен. На что ещё надеяться одинокой вдове на планете, населённой только ужасными тварями? Пожалуй, на Бога да на говорящую голову робота.

 

7) Бессмертие.

Организатор и «кошелёк» экспедиции, считающий последние дни дряхлый старик (Гай Пирс), надеется обмануть смерть с помощью единственного уцелевшего «инженера». По мнению пришельца, эта просьба – абсурд, хамство и наглость (см. разделы «Миф» и «Жертвоприношение» ), и он убивает немощного бедолагу. Если это и злость, то от бессилия. «Все таки смертны» снисходительно подытоживает робот в одной из самых впечатляющих сцен попытки оживления головы пришельца.

 

8) Жертвоприношение

(самопожертвование). В первых кадрах фильма «инженер», находясь на неизвестной планете, напоминающей Землю, выпивает чёрное вещество и, «смертью смерть поправ», распадается на мельчайшие частицы, зарождая жизнь в воде. Таким образом, мы видим связь с мифическим самопожертвованием Прометея, а затем Христа. Сам режиссёр признаётся, что вдохновлялся образами «Потерянного рая» Мильтона и «инженеры» для него сродни «тёмным ангелам». 

 

Эпилог:

«Прометей» оказался недопонят и зрителями, и критиками, он не вписался в привычный формат фантастического боевика. Как ни странно, но этот фильм в первую очередь – об обретении и потере веры, надежды, любви. Это фильм об обманутых ожиданиях, ведь каждый участник экспедиции получает то, к чему стремился, только реальный результат кошмарно разнится с мечтой. Один из них хочет встретить создателя и получить бессмертие, но встречает смерть из его рук. После его гибели дочь обретает желаемую финансовую свободу, но тоже гибнет буквально через пять минут. Другая желает избавиться от бесплодия, но получает в утробу «кальмара». Ещё один, готовый пойти на всё ради науки, сам превращается в чудовище. Даже робот обретает свободу, но при этом буквально «теряет» голову. Это фильм-проповедь, фильм-назидание. Но сегодня мало кто хочет выслушивать проповеди. И ещё меньше тех, кто их заслуживает.

Мнения:


Карен Шахназаров:

«Честно говоря, я не большой поклонник этого режиссёра. Что-то у него смотрел, что-то нет, досконально фильмографию не знаю. Ридли Скотт – нормальный профессиональный режиссёр. Но не Феллини и не Бунюэль; то, что он в 72 года продолжает снимать – ну, это ему так Бог дал. Умение снимать хорошие фильмы определяется не возрастом и не материальными ресурсами, а прежде всего данными человека, режиссёра. А почему «Прометей» так хорошо приняли критики, – мне трудно сказать».

 

Владимир Хотиненко:

«Я очень хорошо отношусь к режиссёру Ридли Скотту, и я смотрел, думаю, практически все его фильмы – во всяком случае, все заметные фильмы. В своё время «Бегущий по лезвию бритвы», с моей точки зрения, был прорыв – в современном кино, в дизайне. Тогда только начиналась эра видео, Иван Дыховичный дал мне посмотреть кассету, и на меня она произвела замечательное впечатление (как на кинематографиста). Фильм «Прометей»… Понимаете, тут такая штука: Ридли Скотт – очень крупный режиссёр; он уже не может в малых формах работать. И вот фильм «Прометей» – это такое роскошное, грандиозное действо. Но у меня после просмотра осталось впечатление, что это похороны кино... такого... человеческого. Я всегда говорил, и буду говорить, что кино – двуствольное ружьё. Оно таково ещё со времён братьев Люмьер и Мельеса, когда Мельес начал развивать кино вот такого типа, как «Прометей», а братья Люмьер – человеческое кино. Естественно, эта схема упрощённая очень. Сегодня, к сожалению, торжествует такой искромётный аттракцион – а хотелось бы, чтобы кино всё-таки оставалось традиционным. И нужно всё-таки создавать такую сеть кинотеатров, где люди бы смотрели человеческое кино; это действительно очень важно для кинематографа.

Ридли Скотту 72 года – у нас, конечно, он бы снять «Прометея» не смог. Потому что для того, чтобы делать такое кино, нужна индустрия. Я достаточно хорошо знаю историю зарубежного кино, поскольку у меня жена его преподаёт, и буквально вчера смотрел фильмы столетней давности, итальянские . Ну не знаю, там есть совершенно сумасшедшие сцены с золотыми слонами. То есть масштаб съёмок невероятный. Это что-то грандиозное – и таким традициям практически сто лет, и если их нет, то сразу начать снимать грандиозное высокобюджетное кино не получится. Это как производство вина: вы можете взять те же семечки, создать виноградник, аналогичный тем, что есть в лучших винодельнях, – но ни винограда, ни вина того же качества не получится. Чтобы хорошее вино получить, нужны столетние традиции. И вот это есть в Голливуде. У нас есть проблема: у нас нет индустрии кино. У нас есть свои достоинства, и надо их развивать. Но для того чтобы снимать такое кино, нужны индустрия и традиции. И так было всегда. Есть даже выражение такое: ты то, какое у тебя есть кино. И это достаточно жёстко. Касательно режиссёров всегда работает: ты то, какое у тебя есть кино».

Метки: cinema
Последние статьи в разделе
Back to top