Manhattan
3 года назад

С глазу на глаз


текст: Агата Барокко

 

 

П ервый век до нашей эры. Философ и друг Цицерона Диодот стремительно теряет зрение, но никто не в силах ему помочь. Первый век нашей эры. Кровожадный Нерон с упоением наблюдает за гладиаторскими боями через большой отшлифованный изумруд. Век тринадцатый. Францисканский монах Роджер Бэкон вытачивает линзу из горного хрусталя и преподносит её в дар папе Клименту IV.Эти эпизоды только кажутся отрывочными и не связанными друг с другом. На самом деле так вершилась история очков — единственного аксессуара, необходимого по медицинским показаниям. 

 

Часть первая. Историческая


Люди, менее прославленные, чем Диодот, слепли ещё очень долгое время. На их судьбу нисколько не повлияло открытие Клавдия Птолемея того, что если смотреть на мир через стеклянный шар, наполненный водой, предметы будут казаться больше. Это наблюдение взяли на вооружение только владельцы харчевен: посетителей они заманивали плодами, помещёнными в воду. Нерон, как известно, был император не промах. И к научным открытиям прислушивался. С изумрудом он не расставался не только потому, что берёг зрение, но и из-за того, что зелёный успокаивает.Роджер Бэкон был одним из тех, кто зрел в корень. Наряду с уже упоминавшимся Птолемеем и арабским учёным Ибн аль Хайсамом, он понимал, что стеклянный шар таит в себе много любопытного. Про преломление света никто из них пока не заикался, а вот об увеличении предметов заявляли все трое. К ним никто не прислушался, и сделанные ими открытия долго ждали своего часа. 
Очки — одно из немногих изобретений, которое пришло в голову европейцам раньше, чем азиатам. Примечательны они и тем, что мы знаем точное место их появления — итальянский город Пиза. Несмотря на то, что очки тех времён не сохранились, уверенность нам внушают письменные свидетельства. А в них чёрным по белому доминиканец Джордани Даривалто пишет: «Не прошло и 20 лет с тех пор, как было открыто искусство изготовления очков, призванных улучшить зрение, — одно из самых благих и необходимых искусств в мире». Пишет он эти строки в 1305 году: вычитаем 20 лет — и получаем 1285 год. Известен также монах Алессандро, правда, очки — не его изобретение: он повторил его за каким-то местным Левшой. 

На фреске 1352 года работы Томазо да Модено изображён кардинал Гуго де Сен-Шер. Считается, что именно на этой картине впервые в истории человечества были нарисованы очки. Позже тот же художник живописует Николая Руанского с моноклем в руках. 

Рафаэль также внимателен к деталям: на его картине папа римский Лев X вооружился лупой. 


Первые линзы делались исключительно из горного хрусталя, их обработкой занимались ювелиры. Носить подделку из дешёвого и обычного стекла считалось неприлично. Очки сразу стали элитарным аксессуаром. Их, наряду с драгоценностями, даже включали в завещания. В Китае, куда очки завезли купцы, этот аксессуар также подчёркивал статус владельца. А судьи предпочитали носить очки с затемнёнными линзами из дымчатого кварца, чтобы никто не мог догадаться об их личном отношении к делу.  
Что касается устройства очков, оно совершенствовалось не слишком быстро. Сначала отшлифованные стёклышки обзавелись оправой, чтобы не ранить руки. Потом стало ясно, что каждому глазу нужна своя линза. Тогда появляются очки со штифтом посередине — конструкция хоть и не отличалась удобством, но всё-таки была шагом вперёд. Спустя пару десятилетий, у очков появляется упругая переносица — на носу они теперь держатся плотнее. К такому креплению вернутся через 500 лет при создании пенсне. 
Со временем отношение к очкам меняется. С одной стороны, они становятся дешевле — по-прежнему создаются и роскошные экземпляры, но более дешёвые варианты по карману всем. С другой стороны, они попадают в немилость у духовенства. Многие священники уверены в том, что очки — инструмент дьявола. Свою паству они уговаривают выбросить это бесовское изобретение, пугая тем, что линзы очков могут высосать глаза. Это мнение проникает и в высший свет: в результате XVII и XVIII века оставляют нам очень мало портретов аристократов в очках. Пример необычайного ханжества, учитывая, что в обычной жизни большинство этих людей пользуется очками для чтения. 




Аксессуар становится всё популярнее, хотя его крепление до сих пор не продумано до конца. Очки завязывают верёвочками на затылке, прикрепляют к металлическому обручу, но все понимают, что выглядит всё это не комильфо. Успокоились только дамы и сановники: они крепили очки к шляпе, которую имели право не снимать в обществе.  

Первые заушники опирались не на уши, а на виски. Позднее эти височные опоры удлинились до ушей. Кроме того, появился шарнир для складывания очков. 



До XVIII века многие были вынуждены носить с собой две пары очков — для чтения и обзора вдаль. Но в 1760-х годах Бенджамин Франклин решил этот вопрос, создав бифокальные очки с двумя линзами разного типа в одной оправе. Нижняя позволяла читать, верхняя — смотреть вдаль.
У очков есть как минимум три разновидности. Во-первых, лорнеты — пара линз с рукояткой. Их главными поклонницами были женщины, а в придворной жизни лорнет стал преемником веера. Беспроигрышный приём «в угол, на нос, на предмет» давно устарел и сменился лорнированием — пристальным взглядом на жертву через лорнет.



Пенсне, как видно из названия (фр. pince nez – защеми нос), цепляются за нос и держатся на нём без посторонней помощи. Они получили широкое распространение с XVII века и продержались в моде до 30-х годов XX века. Их первоначальная конструкция несколько изменилась: у оправы появилось колечко, через которое было удобно продёргивать шнур или цепочку. Самый известный любитель пенсне — Антон Чехов. 


Устройство монокля и вовсе примитивно — одна линза на длинной ручке. В другом своём варианте линза просто удерживается зрительными мышцами. Монокль был наиболее популярен в Германии и России. Михаил Булгаков потратил на монокль первый гонорар. После покупки он направился в фотоателье, где и запечатлел себя для потомков. Эту фотокарточку он потом рассылал друзьям. 
Лорнет по большей части носили аристократы, пенсне — интеллектуалы. А с моноклем вышла занятная история. Он стал признаком эмансипированности. Его носили сначала феминистки, затем традицию подхватили лесбиянки.  




Часть вторая. Дизайнерская

 


Человечество прошло гигантский путь от двух линз на верёвочке до google glass. Но во всей этой истории есть одна необычайно увлекательная страница, имя которой — RayBan.Самые продаваемые очки, признанные дизайнерским эталоном, must have любого хипстера. И да, их носил ваш кумир, кем бы он ни был.



Корни культовой оправы стоит искать в авиации. В 30-е годы XX века многие американские пилоты жаловались на слепящее солнце. Дело нешуточное, и ВВС США обратились в компанию Bausch & Lomb с просьбой создать очки для защиты глаз военнослужащих. Компания выделяет для этой задачи целый отдел, получивший название RayBan (в переводе — «запрещённый луч») и свет увидели очки RayBan Aviator (а пилоты слепящего солнечного света как раз не увидели). 

Если вы внимательно читали первую часть, то легко догадаетесь, какого они были цвета. Правильно, зелёного! Пилоты были довольны, и уже через год RayBan выпускает новую модель Shooter в двух цветах: зелёном и жёлтом от плохой видимости при туманной погоде. 

Сначала очки RayBan носили только представители профессий, в которых особенно важно хорошее зрение, — пилоты, полицейские, водители, яхтсмены. На них с завистью смотрели все остальные, и постепенно RayBan пришёлся по вкусу всем, независимо от рода деятельности.


В 1952 году появляется самая известная модель RayBan Wayfarer («странник»). В отличие от предыдущих моделей, они сделаны из пластика. Их форма более обтекаема и напоминает крыло кадиллака. Очки почти сразу попадают на киноэкран: в них рассекает душка Джеймс Дин в «Бунтаре без причины», в них же сумасбродствует Одри Хепбёрн в «Завтраке у Тиффани». 


Кино вообще сыграет в истории марки RayBan ключевую роль. В 1980-х годах, когда компании будет грозить банкротство, руководство подпишет договор о product placement. С 1982 года по 1987 очки RayBan можно было увидеть в более чем 60 фильмах и телевизионных шоу. Лёгким движением руки их надевает Том Круз, и продажи подскакивают до 360 000 пар очков в год. 


В 2007 году запущена рекламная кампания Never Hide, действующая до сих пор. В ней обыгрывается забавный парадокс: в очках RayBan трудно остаться незамеченным, но именно их чаще всего надевают знаменитости, пытаясь скрыться от папарацци. 





Последние статьи в разделе
Back to top