MNHTTN

List Сенны

24 января 2014


Айртон Сенна, автогонщик, 1960-1994

портрет: Радик Мусин 


 

Опасность возбуждает меня. 


Второе место — первое среди неудачников. 

Я не считаю себя главной бразильской звездой. Я не думаю, что я настолько важен, чтобы быть причиной для целой ночной вечеринки. 

Главное — оставаться собой и не позволять людям сбивать тебя с пути, менять тебя. А люди хотят именно этого. 

В определенный день при определенных обстоятельствах ты понимаешь, что есть предел. И ты достигаешь этого предела. Ты прикасаешься к нему и думаешь: «Итак, это предел». Как только ты его достигаешь, что-то происходит, и ты уже можешь пойти немного дальше со своей силой разума, своим упорством, своим чутьём и конечно же опытом. Можно взлететь очень высоко. 

Жизнь слишком коротка, чтобы иметь врагов. 

Когда я стремлюсь к победе, я всегда нахожу в себе ещё немного больше, снова и снова. Но в этом есть противоречие: когда ты становишься быстр как никогда, то ощущаешь себя невообразимо хрупким и уязвимым, потому что за долю секунды всё это может исчезнуть. И две эти крайности, дополняя друг друга, помогают познать себя всё глубже и глубже. 

Все мы состоим из эмоций, все мы, так или иначе, ищем эмоции. Вопрос только в выборе пути их получения. 

Самый большой вызов для меня — найти решение лучшее, чем у соперников. Я хочу быть способным всё делать лучше, чем другие. 

Возможно, я выгляжу очень холодным и неприступным, но это неверное ощущение… Я воспитывался в нежной атмосфере. Иногда я могу заплакать у всех на глазах. Да, я такой… Я таким родился и вырос. И я благодарен за это Богу, потому что жизнь без эмоций и без любви лишена смысла. 

Гонки, соревнования — все это в моей крови. Это часть меня, это часть моей жизни. 

Иногда, когда собираюсь заняться йогой, я говорю себе: ты выиграл три чемпионата мира. Я говорю это с различными интонациями. Я знаю, в какой хорошей форме я должен быть, я впитал это в свой образ. Это пришло через тяжелую работу, мою и других. Это большое достижение, но добился я его с немалой долей закономерности. 

Я здесь, в настоящем, но в то же время я очень далеко от самого себя… Дальше, чем сама реальность. Я — в будущем! 

Во многом мы — мечта, а не реальность. Она слагается в людской памяти. Сколько бы вы, соприкасаясь с людьми, ни старались передать им нечто из вашего опыта, это нечто не сравнимо с тем, что живёт в их собственной памяти и в их мечтах о вас. Это какая-то особая действительность. 



 

Ален — единственный пилот, у которого я ещё чему-то могу научиться. Опытнейший, превосходный партнёр — и опаснейший соперник на любой трассе в любую погоду. Совершенный гонщик, лучший в сегодняшнем цирке. Это величайший вызов и большая честь для меня — соперничать с ним. 

Рано или поздно на входе в поворот вы осознаёте: вот оно, чего вы так боялись! Улёт с трассы, всё! На дороге удержаться невозможно. Но если вы всё же каким-то чудом остались на асфальте, то знайте, что это и была та грань. Так теперь надо ездить всегда. 

Вы никогда не узнаете ощущений пилота, когда он побеждает на гонке. Шлем скрывает чувства, которые не могут быть поняты. 

Ощущение опасности возбуждает. Это призыв к поиску новых опасностей. 

Я не могу водить машину по пути, который не опасен. Каждый должен самосовершенствоваться. Каждый водитель имеет свои ограничения. Мои ограничения — немного больше, чем у других. 


Опасность — часть человеческой жизни. Некоторые из них не знают, как встретить её, другие, — к которым отношусь я, — учатся сосуществовать с ней или смело смотреть ей в лицо, не как на что-то негативное, а с готовностью к самозащите. 

Деньги — странная вещь. Люди, которые не имеют их, сильно к ним стремятся. Люди, которые их имеют, имеют также много проблем. 


Несчастные случаи непредсказуемы и ненавистны, но они — часть жизни. Когда Вы сидите в гоночном автомобиле и участвуете в гонках, чтобы победить, второе или третье место — не достаточны для вас. Вы должны выиграть или нет. Это означает: Вы участвуете в гонках или нет. 


Богатые люди не могут жить на острове, который окружен бедностью. Все мы дышим одним и тем же воздухом. Мы должны дать шанс каждому. По крайней мере, первый шанс. 

Далек ещё тот день, когда я скажу себе: «Айртон, ты исчерпал себя». Может, вообще такой момент приходит только со смертью. В любом случае, его время еще не настало.

В этот сезон, очевидно, произойдёт большое количество несчастных случаев, но я рискну сказать, что нам повезёт, если не случится что-нибудь действительно серьезное. 

На этой трассе не бывает небольших аварий.

Моя самая большая ошибка? Я её пока не совершил.

Если случится происшествие, которое будет стоить мне жизни, я надеюсь, это произойдёт сразу. Я не хотел бы находиться в инвалидной коляске. Я не хотел бы очнуться в госпитале, страдая от полученных травм. Если я жив, я хочу жить полной, очень насыщенной жизнью, ведь я  жизнерадостный человек.

 

 

Есть ли жизнь вне трассы?


Текст: Рустем Галеев

 

С ын богатого бразильского землевладельца де Сильвы всегда знал, кем он будет. Участвуя в юношеских чемпионатах по картингу, он сразу же уяснил, что главное в гонках это отнюдь не участие, главное это скорость и победа. Но было бы ошибкой думать, что состоятельные родители, целиком поддерживающие увлечение сына картингом, могли повлиять на его попадание в элиту автогонок класса «Формула 1». Только уникальный, напористый характер гонщика обеспечивали ему одну победу за другой. Прозвище «Человек дождя» Айртон Сенна получил за дар управлять гоночным болидом на мокрых от дождя трассах, когда остальные гонщики, даже имевшие техническое преимущество за счёт более быстрых автомобилей, были вынуждены снижать скорость, чтобы избежать аварий. Там, где остальные тормозили, Сенна ускорялся. Он сумел нащупать ту грань, то острие, ту нить, натянутую над пропастью, которые отделяли его от победы. 


В 1988 году он буквально врывается в лучшую команду того времени — McLaren, заставляя нервничать ведущего гонщика и неоднократного чемпиона мира Алена Проста. Прост совсем не прост, он опытный, рациональный и хладнокровный пилот. Сенна противопоставляет ему свои бешенные темперамент и тягу к риску. Становится понятно, что двум сильным скакунам в конюшне McLaren не обойтись без конфликтного соперничества. Весь следующий сезон мир увлечённо наблюдает за дуэлью двух пилотов одной команды.

 

Многочисленные и порой несправедливые дисквалификации за грубое поведение на трассе и умышленные аварии не могут помешать Сенне, и в 1990-91 годах он снова становится абсолютным чемпионом мира. Но после его начинает подводить машина. Нестабильное финансовое положение McLaren и проблемы с поставщиком моторов не дают ему реализовать свои чемпионские амбиции. Попытке перейти в команду Williams помешал Ален Прост, уже заключивший там контракт, — он был категорически против такого соседства.

 



Ален Прост, французский автогонщик:

 

У Сенны есть маленькая проблема. Он думает, что он неубиваем, потому что он верит в Бога и в другие подобные вещи. Я же думаю, что он опасен для других гонщиков.



Айртон Сенна обладал уникальной манерой вождения, основной характеристикой которой было слово «быстро». Кроме того, набожный и мягкосердечный в жизни, он полностью преображался на гоночном треке. Сенна признавался, что порой переживал на трассе разновидность религиозного откровения, чувствовал присутствие Бога. 

Сид Уоткинс, главный врач F1:

У меня с ним были глубокие личные отношения по сравнению с другими гонщиками. Каждый раз, когда я подходил к нему, окруженному толпой поклонников и журналистов, его лицо неизменно озарялось прекрасной улыбкой, потому что он обладал искренней скромностью, что редкость среди гонщиков.



Так или иначе, но ему удавалось проходить опасные повороты, нарушая законы физики и преодолевая технические возможности своей машины. На Гран-при Бразилии в 1991 году у Сенны клинит коробку передач. Он умудряется выиграть гонку, не переключая шестой скорости. Но его напряжение после гонки таково, что плечи сводит судорга, он не может разжать руки и убрать их с руля. Имея развитый интеллект и интуицию, он сам понимал, предчувствовал и неоднократно проговаривался, что все кончится плохо. Но отступать и проигрывать он не мог, ведь для этого надо было снизить скорость. 

Мартин Брандл, британский автогонщик:

Несомненно, Сена — гений. Но это значит, что жизненный баланс в нём сильно смещён в одну из сторон. Он так сильно развил свои навыки, что часто находится за гранью. Это опасный знак.



В 1994 году он переходит в команду Williams и в третьей гонке Гран-при Сан Марино, вылетев с трассы, погибает от столкновения со стеной. Бог и удача оставили Айртона Сенну, там же где нашли, — на гоночной трассе. В рукаве у мёртвого пилота находят свёрнутый австрийский флаг: Сенна собирался посвятить эту гонку молодому австрийскому гонщику, погибшему за день до этого на этой же трассе. А гонку в итоге выигрывает «солнечный мальчик» и сверхновая звезда F1 Михаэль Шумахер.После смерти всё состояние Сенны в размере 400 миллионов долларов было передано в благотворительный фонд Ayrton Senna Foundation.

 

 

 

Фрэнк Уильямс, руководитель одноименной команды:

Айртон был очень неординарной личностью. На самом деле он был ещё более великим человеком вне гонок, нежели в них.