Manhattan
5 лет назад

Ай да Шишкин!

текст: Шамиль Шааев

 


Как утверждают литературные критики, Михаил Шишкин явление на современном литературном небосклоне значительное. За его плечами престижные премии – «Большая книга», «Русский букер», «Национальный бестселлер». Некоторые называют писателя «русским Джойсом», его тексты «тотальным романом» («Взятие Измаила»), а творческий путь – дорогой, ведущей к премии Нобеля.

Однако нужно признать, что этого писателя, метящего в учебники по истории русской литературы, до недавнего времени широкие массы толком и не знали. Если быть точнее, не знали до 7 марта, когда в Сети было опубликовано его письмо-отказ от участия в международной ярмарке «BookExpo America 2013», вызвавшее бурную и неоднозначную реакцию в СМИ.

Михаил Шишкин пишет: «Страна, где власть захватил криминальный коррупционный режим, где государство является воровской пирамидой, где выборы превратили в фарс, где суды служат начальству, а не закону, где есть политические заключенные, где госТВ превращено в проститутку, где самозванцы пачками принимают безумные законы, возвращая всех в средневековье, такая страна не может быть моей Россией. Я не могу и не хочу участвовать в официальной российской делегации, представляя такую Россию».

Ни для кого не секрет, что Россия была таковой и ранее 2012-го. Можно даже сказать, что это ее хроническое, перманентное состояние. И выход из него сродни утопиям Хаксли. Возникает вопрос: почему же он молчал раньше? Голос Шишкина как писателя окреп в России и за рубежом относительно недавно, поэтому та гражданская позиция, что сегодня вызвала общественный резонанс, годами раньше оказалась бы беззвучным выхлопом. Безусловно, здесь замешаны и личные мотивы. Хотя писатель и живет с 1995 года в Швейцарии, и издается не только в России, все же премии (за редким исключением) он получает российские. Но бывает – наболело, защемило, сорвалось.

За:

Международная ассоциация писателей International PEN: «Ясная, продуманная и принципиальная позиция Михаила Шишкина подчеркивает те проблемы и выбор, с которыми сталкиваются сегодня российские писатели. International PEN заявляет о своей солидарности с его желанием увидеть «другую Россию» – ту Россию, которая будет уважать свободу самовыражения».

Английское издательство Quercus: «Для него это вопрос совести, и его отказ является серьезным поступком, так как теперь он больше не будет поддерживаться в качестве одного из выдающихся писателей – несмотря на многочисленные литературные премии, которых он был удостоен. Ему повезло, поскольку после множества попыток он, наконец, нашел американского и британского издателей, однако если бы у него не было издателей на двух самых уважаемых рынках, его поступок мог бы обернуться для него серьезными проблемами. Возникает вопрос: что происходит с теми, кто не работает с американскими или британскими издателями и кто изо всех сил пытается пробиться на английский рынок?»
 

Борис Акунин: «Зная Мишу Шишкина и его нелюбовь ко всякой публичности, очень хорошо понимаю, как тяжело ему было совершить этот поступок. Он наверняка ждал, что на него огрызнутся власти (и они это сделали), но, думаю, вряд ли предполагал, какие ушаты помоев на него выльют коллеги по цеху».

Против: 

 

Заместитель министра печати Владимир Григорьев: «Очень удивлены. Сожалеем. Так бывает, когда русский писатель надолго отрывается от родины. Примеров тому много в истории».

 

Писатель Дмитрий Данилов: «Ездил в составе большой группы российских писателей, поездка была организована Роспечатью. И я ни на минуту не ощущал себя "представителем коррумпированного преступного режима". А всего лишь представителем себя самого. Ну или, если уж совсем впасть в возвышенный пафос, представителем современной русской литературы. И в некотором смысле, конечно, страны, но страна – это не государство».

 

Как видим, Шишкин, благодаря своему этическому пафосу, грамотно совместил критику современного политического режима и рекламу своей персоны и книг. А книги сегодня, независимо от их культурной ценности, есть нуждающийся в рекламе товар. Книги Шишкина, конечно, не исключение по определенным причинам. «Русский Джойс» отстал от своего «учителя» почти на столетие, граница между постмодернистской цитатностью его текстов и плагиатом размыта, да и в целом «уставший» постмодернизм в эпоху литературного постреализма звучит как ненужное эхо ХХ века.

Метки: literature
Последние статьи в разделе
Back to top