Manhattan
3 года назад

Трудно быть художником

текст: Кристина Абрамичева

Н ет более мучительного счастья, чем посвятить себя искусству. Именно так: не «заниматься творчеством» в свободное от основной работы время, а сделать искусство содержанием своей жизни. Неслучайно при поступлении в Уфимское училище искусств родителей абитуриентов откровенно спрашивают, готовы ли они содержать своего ребёнка вплоть до тридцати лет, а то и дольше? Вопрос не праздный, в этот момент у них ещё есть шанс свернуть с долгого аскетического пути, который ждёт их детей за этими дверями. Стоит ли класть на алтарь всю жизнь только потому, что ребёнок «любит рисовать»?

Сначала будут долгие годы учения: копирование горшков и античных слепков, испытание алкоголем, мучительные сомнения, кризисы жанра и многое другое. И всё это не менее десяти лет, чтобы получить диплом о высшем образовании, который, впрочем, не даёт никаких гарантий, что выпускник стал «настоящим» художником. А свидетельствует лишь о том, что его обладатель овладел неким ремеслом правильно копировать реальность на плоскости. Если родители думают, что после этого их миссия окончена, то они глубоко ошибаются: как раз в этот момент и начинается самое тяжелое — самоопределение художника, поиск своего места в искусстве, борьба за выживание. В этот период простые обыватели обычно обзаводятся семьёй, которую необходимо содержать. Если художник, следуя своим биологическим инстинктам, делает то же самое, то он загоняет самого себя в ловушку. Отныне перед ним стоит вечная дилемма: зарабатывать деньги или заниматься искусством.

И если у тех, кто выбрал иные профессии, два этих понятия не расходятся — ты работаешь по своей профессии и получаешь за это деньги, — то у художника это вещи разные, порой несовместимые. Труд художника в нашей стране оплачивается в таких случаях:

- если он преподает будущим художникам;

- если он занимается коммерческими проектами: рекламой, дизайном;

- если он создаёт приятные для обывателей изображения: портреты, пейзажи, росписи;

- если он разрабатывает конъюнктурные сюжеты для действующей власти.

Во всех этих занятиях самих по себе нет ничего недостойного, если бы каждый получающий художественное образование изначально готовился к ним. Но российский академический процесс обучения подспудно зовёт к высоким целям, ставить, по советской привычке, духовное намного выше материального. Каждый выпускник академии должен стать Великим Художником, эта мысль проходит красной нитью, заставляя всю жизнь оправдываться перед самим собой — почему ты им не стал. Поэтому чаще всего получается так, что чем-то из вышеперечисленного художник занимается только от необходимости зарабатывать деньги. А всё остальное время он мечтает о «настоящем» искусстве, откладывая его на потом, потому что семья, заказы, быт и усталость. Многие сразу смиряются с мыслью, что отныне они рабы монитора и их жизненное предназначение — создавать технически грамотные этикетки продуктов питания и афиши ночных клубов. Этот каторжный труд с небольшим стабильным заработком позволяет забывать о нём в пятницу вечером сразу же при выходе из офиса. И никаких поисков и мечтаний — главное, чтобы заказчик был доволен.

Но ещё хуже — с двумя последними пунктами: созданием вкусовой и политической конъюнктуры. Художники, занимающиеся росписью ресторанов и коттеджей олигархов, рисующие портреты и шаржи в парках, создающие иллюстрации о героической жизни древних народностей, — автоматически выбрасываются за рамки профессионального сообщества. Это жестоко, но имеет свои резоны: если ты хотел стать художником, будь им! Через отказ от обычной жизни, от семейных привязанностей, от многих материальных благ, от отдыха на курортах. Компромиссов тут быть не может. Не бывает так, что сегодня ты красишь олигарху коттедж в «Акбердино», а завтра создаёшь работу, достойную Венецианской биеннале…


Последние статьи в разделе
Back to top