MNHTTN

Урагант Ivan

15 января 2013

Текст: Рустем Галеев

 


В тучные нулевые на телевидении возникли сочные оазисы юмора, позволявшие федеральным каналам избегать ловушек самоцензуры. На относительно вольных пастбищах, под сенью векового менеджмента чаще всего мирно паслись многочисленные стада КВНщиков, камедиклабщиков и петросянщиков.

Сразу скажу, что мне, как и многим, нравится, как ведёт передачи Ургант, я считаю его суперпрофи, способным выживать в очень душном нынче телевизионном климате. Но недавно Иван в своём шоу отмочил очередную шутку, и мне почему-то стало не до смеха.

Ургант посреди передачи вдруг энергично высмеял любовницу экс-министра обороны Сердюкова, хотя за неделю до этого в рунете только ленивый не оборжал её дурной поэтический вкус. То есть Иван несколько запоздало транслировал через ящик общий тренд высмеивания соратников гонимого министра, чья виновность отнюдь не доказана судом. Но проблема не в этом. Проблема также не в министре , не в коррупции и не в любовнице, а в том, что любимый шут миллионов россиян позволяет себе эти шутки. Ведь очевидно, что вся эта история с Сердюковым — ритуал жертвоприношения, организованный «тем, чьё имя нельзя произносить» в угоду протестному электорату. Коррумпированный агнец Сердюков должен принять грехи всей властной верхушки на потеху честному народу. Возможно, Иван не сообразил, какую «падлу» подсунул ему редактор и просто не заметил подвоха, но не остаётся никаких сомнений в том, что «тот, кому нельзя отказывать» попросил руководство Первого включить этот материал в трек-лист Ивана, и ведущий (отныне его можно звать «ведомым») озвучил его. Мне жаль, что это случилось, ведь получается, что остроумный шоумен, возможно, неосознанно или нехотя, но транслирует программу официального Кремля, заставляющего нас верить, что вся эта показуха с поркой единомышленников — от чистого сердца и взаправду. И ещё жаль, что государственная пропаганда вторгается в тот предел, когда перестаёшь верить не только политикам, но и вообще кому-либо. Но это — ещё одна проблема телевидения и его стремительно дряхлеющей аудитории. Федеральные каналы стремясь угодить всем, возводят компромисс в абсолют, рискуя сдохнуть, как загнанная лошадь.