Manhattan
3 года назад

Здорово да сыро

Интервью: Алексей Покало


— Объясни дилетанту, что такое сыроедение и с чем его едят, как бы банально это ни звучало…

— Во первых, сыроедение — это такой общий термин, устоявшийся, который в себя включает много видов сыроедения: от фруторианства, где фрукты едят абсолютно отдельно, не смешиваясь, не чаще чем в два часа раз, до поедания сырого мяса в чистом виде.

— А карпаччо относится к сырому мясу? Или это уже приготовлено?

— Я понятия не имею, но, по-моему, оно всё-таки, да, более сырое. Читал, что есть такие сыроеды, которые зубами прямо рвут мясо, без специй, без ничего, то есть это такая диета «Ледникового периода», но такое встречается крайне редко, я сам таких ни когда не видел. На данный момент сыроедение как устоявшийся термин больше подразумевает веганское, термически не обработанное питание. Их можно разделить на два условных направления: монотрофное сыроедение, это когда за один приём съедается только один продукт, например яблоки или орехи, и только через несколько часов — другой продукт. То есть это наиболее приближенно к тому, как питаются животные в естественной среде. Есть «блюдоманское» сыроедение. То есть они стараются готовить блюда, которые максимально по вкусовым качествам приближены к обычным блюдам, смешивая несколько продуктов, используя специи, соль, растительные масла. Используют продукты, термически не обработанные, либо сушёные, но без всякой тепловой обработки, исключая всякие животные жиры, белки, яйца. Это действительно очень вкусно, можно получить море удовольствия.

Я питаюсь примерно так: днём ем овощи, фрукты, орехи, раздельно, с перерывом два часа. Вечером делаю себе зелёный салат. Обычная пекинская капуста нарезанная, петрушка и даже соли, ничего не надо. Возможны и другие варианты в зависимости от продуктов и настроения. Ну, вот такую смесь кушаю, и всё. То есть это некий мой компромиссный вариант, потому что мне нравится, чтоб моя жена готовила. Что-то нарезала, что-то сделала, что-то помыла. По праздникам я делаю такие сыроедские блюдоманские блюда. Оливье сыроедовское, котлеты из льна, сыроедская пицца, да и много чего ещё что можно сделать. Но такая пища усваивается тяжелее, особенно если там было много орехов и семян. Но все равно себя чувствуешь во много раз комфортнее, чем на обычном питании.

— А каша?

— Ну, если она не сваренная, пожалуйста. Можно прорастить чуть-чуть семена зелёной гречки или бобов «маш», например, и получится хорошая каша.

— То есть варить уже нельзя, да?

— Да, сыроедение — это всё, уже ничего не варится. Абсолютно! Как есть вот, как в природе-матушке находится, так и есть.

— А твоя жена тоже сыроед?

— У меня жена и дети младовегетаринцы. Это нестрогое вегетарианство, где изредка употребляется молоко, рыба, яйца. Да у вегетарианцев тоже есть различия. Вегетарианец — широкое понятие. В Оксфордском словаре написано, что термин «вегетарианец» произошёл от английского слова vegetable (растение, овощ), и стал популярным после создания Вегетарианского общества в 1847 году. Однако Вегетарианское общество, приписывающее создание термина «вегетарианец» себе, утверждает, что он был образован от латинского слова vegutus (бодрый, свежий, живой). Есть направление лактовегетарианство, где из животной пищи допустимы только молочные продукты. Они, как правило, руководствуются ведическими принципами жизни, это очень добрые, готовые всегда помочь люди. Есть ещё веганство, его последователи вообще против какого либо страдания и эксплуатации животных.

— А вот вега — это сейчас очень модно, да? Просто у меня на слуху это было…

— На слуху, потому что сейчас идёт борьба за природу, чтобы планета не страдала, чтобы животных не убивали. Когда появляется идеология или концепция, у некоторых людей это может вызывать проявление экстремизма. Я сам проходил через это. Одно дело, человек дошёл до этого, другое дело — прочитал где-то и пошёл с красным флагом и какую-то идею проталкивать. И, в конце концов, он ещё сам глубоко и не понимает…

— Ты знаешь, может быть, не отсюда, но самые большие борцы с курением — это бывшие курильщики. Это вот, наверное, близко?

— Да-да, это очень близко. Или если кто-то с тобой будет очень яро спорить, он будет твоим клиентом потом. Как правило, так и бывает. И мне это знакомо почему, — потому что я сначала выбрал как один из вариантов сыроедения — сыромоноедение.

— Сыромоноедение это, я правильно понимаю, только сыр, что ли?

— Нет конечно. Это устоявшийся термин, означающий сыроедское раздельное питание. В один приём пищи допускается есть только один продукт растительного происхождения без какой-либо термической обработки. Изначально я сразу принял вот эту очень жёсткую форму.

 

В конце 2010 года я весил 90 килограммов, у меня были проблемы со здоровьем, внутренние, психологические проблемы, курил по 20 кальянов в день. И курить никак не мог бросить, не хватало ни сил, ни воли. Ну, в общем, как-то себя загнал. И не находил выхода.


— То есть у тебя не было промежуточных этапов?

— Был. Знаешь, какой был недлинный. Когда осознал, мне пришло понимание, что больше не хочу есть мясо, яйца и прочие вещи, прошёл месяц, хотя я был очень заядлым мясоедом. Я и в Узбекистане жил, и в Грузии. И я мясо очень любил; первое, второе, третье — обязательно должно было быть с мясом. Даже желательно чай с бутербродом, с мясом. В конце 2010 года я весил 90 килограммов, у меня были проблемы со здоровьем, внутренние, психологические проблемы, курил по 20 кальянов в день. И курить никак не мог бросить, не хватало ни сил, ни воли. Ну, в общем, как-то себя загнал. И не находил выхода. И думал: «Ну как так?!» Я человек, который и спортом занимается, и прочее, — не могу справиться с каким-то там курением, не могу справиться с какими-то своими эмоциями, ну и силы воли нет. И, как правило, когда я ставлю вопросы, рано или поздно я получаю откуда-то из глубины ответы… Я получил такой ответ: «Откажись от мяса». Казалось, этот ответ был послан свыше, но это не так. Я на самом деле очень много литературы читал, и рано или поздно во всех источниках, современных или древних, сталкиваешься с тем, что нужно отказаться от мяса. Поскольку эта энергия убитого животного действует, провоцируя нашу скрытую агрессию и складываясь с ней. Также увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Да и в целом промышленное животноводство является одним из самых негативных факторов для экологии планеты.

Мой переход на сыроедение был маленькой трагедией в моей семье. Это был разрыв шаблонов и прочих устоявшихся норм. За меня все переживали и говорили: «Без мяса человек умрёт». Я сам, кстати, ветеринар по первому образованию, думал, что человеку нужны белки, жиры, углеводы, незаменимые кислоты, витамины и ещё до фига чего. Я подумал и рискнул. Месяц пожил без мяса. Употреблял сыры, ну компенсировал как-то. Смотрю, без мяса можно жить. И за месяц я сразу похудел килограммов на пять. Просто сразу. И самое интересное — у меня агрессия начала пропадать. Как ни парадоксально, начал чувствовать себя спокойно. И здесь, понимаешь, агрессия что такое? Агрессия она сама по себе неплохая вещь. Она нужная, она от природы… Но как иногда бывает? Наорал на жену, а преступнику не можешь отпор дать. Моя агрессия, она не исчезла, а просто стала адекватной. Я стал способен как-то проявлять себя на улице, но в то же время быть нежным, хорошим, любящим мужем. За полгода моносыроедения я похудел до 64 килограммов…

— При росте…

— 176, но это нормально, кстати. Я сейчас вешу где-то 66–70 кг. Я определил свой предел, где действительно может начаться дистрофия такая серьёзная — это 59 кг. Ну, вот я сам вычислил себе. Почувствовал, сам с собой пообщался, со своим телом, помедитировал. Я понял: если я начну опускаться ниже 59, то надо бить тревогу. Потому что жить охота!

— Это, получается, обратная сторона ожирения, это так же вредно для организма, просто по-другому.

— Ну, конечно! Я думал, что это будет бесконечно продолжаться, но тут, видите ли, возникает такой момент — и об этом многие пишут, — что когда ты начинаешь так питаться, все клетки, которые были собраны, условно неправильно, они начинают разрушаться. То есть всё, что откладывалось там, не залёживается, оно начинает выходить, в том числе из мышц. Достигаешь определённого предела — и больше не худеешь! То есть это чем отличается от анорексии? Анорексия — это когда человек вообще отказывается от питания, по сути, да?

— Ну, это уже болезнь.

— Да, это отказ от питания. Здесь же мы питаемся. Ты не поверишь, я в первое время мог съесть три килограмма яблок за раз! Без проблем! То есть жор страшный, потому что есть одна проблема: то, что мы считаем голодом, это пустой желудок, да? Вот мы съели кусок мяса, он переваривается — мы сыты. На самом деле это не так, это глубочайшее заблуждение. У меня в желудке всегда пусто, даже сейчас. Я вот съел эти мандарины, они, думаешь, у меня в желудке сейчас?

— Они переработались, да?

— Они — сразу! Они сами развалились и ушли дальше. Желудок всегда у меня пустой. Я начал изучать, что такое голод, на себе. Почему мы вообще едим? Есть 15 причин, почему человек ест, и только одна из них — потому что человеку нужна энергия. Хочется кушать по-настоящему.

 

Бывают же люди тучные, они вроде весёлые, но у них зато броня такая. И представь, что с тебя начинает эта броня слазить. То есть ты рыцарь такой, тефтонский, идёшь на поле боя, а у тебя брони нет. И ты остаёшься беззащитным перед миром.


— Остальное — тревоги, да?

— Да. Я начал это изучать, я занимаюсь психотерапией, гештальтпсихологией, прошлыми жизнями. Я изучал, и многие вещи, действительно, поразительны. Действительно, мне столько есть не надо! И когда начинаешь худеть, слой жира больше не способен прятать наши проблемы, особенно детские травмы, которые «кодируются» в теле, они запечатываются в нас, это способ выживания и в то же время — защитные барьеры от реального мира. Бывают же люди тучные, они вроде весёлые, но у них зато броня такая. И представь, что с тебя начинает эта броня слазить. То есть ты рыцарь такой, тефтонский, идёшь на поле боя, а у тебя брони нет. И ты остаёшься беззащитным перед миром. И тут, ты знаешь, уйти обратно очень легко. Потому что если тут не заниматься неким внутренним развитием души, — очень легко уйти, потому что это невозможно выдерживать. Допустим, есть человек-рыцарь, который в броне, а есть ниндзя, у него нет брони, но он вынужден быть ловким. И будучи этим, ты становишься более чувствительным. Вот идёшь по лесу, без доспехов, ты вынужден прислушаться, где медведь. У тебя нет защиты. Ты становишься чутким не только к событиям, но и к людям. И это проявляется в работе, в общении с людьми, начинаешь их чувствовать гораздо глубже. Да вообще, представь себе: дома жена, а ты — в тяжелых непроницаемых латах, ничего не чувствуешь, или ты — человек, который может почувствовать ребёнка, жену. Раскрывается очень многое, открываются новые двери, о которых ранее даже и не подозревал. Ты становишься, с одной стороны, не защищённым, с другой — чувствительным. Но незащищенность не есть беззащитность. Это другая форма жизни, по сути, где начинают преобладать другие качества. В целом можно сказать, что всё больше находишься в настоящем и способен более адекватно реагировать на внешнюю и «внутреннюю» среду. Если выбрать путь сыроедения, то без работы над собой очень легко вернуться к прошлому образу жизни. У меня в процессе этих двух лет тоже были срывы, я не выдерживал психологически. Но самое интересное — на животную пищу не тянуло, в основном хотелось солёностей, маринованных продуктов, овощей гриль. Бывало, съезжал, два дня их ел, как-то наедался, бросал, и всё это было на фоне психических срывов и проработок различных травмирующих ситуаций.

 

Человек пытается как-то справиться с этим, что-то делает, но, по сути, рано или поздно, когда придёт смерть, это всё резко откроется, всё, что бы ты ни прятал. Не то чтобы Небесный суд, Господь тебя покарает, — нет! Всё само откроется, будет очень плохо.


— Ну, то есть стрессы всё-таки?

— Да, да! Есть такой момент: вот мы, например, живём, да? У нас есть какие-то свои проблемы, блоки, у каждого свои. И периодически у нас накапливается — и мы пойдём спортом позанимаемся. Здесь немножко — у меня, во всяком случае, — по-другому работает. Это меня подтолкнуло к тому, что не нужно ждать, пока на тебя эти блоки начнут давить. Просто берёшь и разбираешь: этот разорвал, тот. И они на тебя просто перестают давить. Предположим, возьмём другую ситуацию: когда я занимался спортом, качался, я там всё выплеснул, вокруг меня такое защитное поле, я доволен, я действительно тягал неплохо. Но вдруг такая ситуация: с женой с утра не поладил, у родственника проблема, на работе что-то не так. И всё это на тебя навалилось! И куда тебе это всё девать? То есть если ты не успеваешь от этого избавляться, как-то скинуть это, то можно в депрессию уйти надолго. И каждый скидывает и разгружается, как может. Кто-то бегает, кто-то курит, кто-то пьёт, кто-то сериалы смотрит. Я здесь больше говорю о себе, как я раньше справлялся со стрессом.

Но по мере расчистки завалов бессознательного появились такие вещи, такие пласты, к которым я подходил и думал: «Я не пойду и даже прикасаться к этим проблемам не буду». Потому что настолько это больно… Но, естественно, набрался мужества. Начал их разбирать. Я тебе рассказываю историю своей жизни достаточно откровенно… Человек иногда живёт и что-то нехорошее сделал. Но жить-то как-то надо, даже если что-то плохое сделал, либо что-то тяжёлое случилось с человеком. Он пытается бессознательно переписать историю или просто забыть об этом случае. Пытается себя убедить, что этого не было. Это спрятать. И если плохо получается, то хотя бы придумать некую историю, с которой тебе удобно жить, к примеру: я только что не пенсионера машиной сбил, а вора-рецидивиста…

— Это называется оправдательный приговор.

— Ну да. И настолько ты себя убеждаешь в этом, что ты забываешь это. И вот когда я разгрёб всё, — на дне смотришь правде в глаза: сколько всего я прятал…

— Наворотил, да?

— Да, и я понимаю, что уже некуда прятать, поскольку мелкие проблемы, за которыми я прятал большие, уже разобраны. Это интересная картина. Чистое поле, в 300 метрах друг от друга стоят снайпер и его жертва, и самое интересное, что я являюсь и тем, и другим одновременно. Смотришь — и тебе становится хреново. И ты понимаешь, что тебе нужно всё это решить, как-то покаяться, сознаться, решить проблемы. Потому что иначе, когда ты всё это увидишь, — дальше нету пути. И назад пути нету. Признаться, во‑первых, себе честно: да, это было. Да, я здесь вёл себя не очень хорошо. Но я признаю, что это часть моей истории, не придуманная. Потому что когда мы отвергаем часть своей истории реальной, мы отвергаем часть себя. И мы тратим кучу энергии на всякие вещи, чтобы о них не думать. На самом деле, мы думаем, что о них не думаем, просто прячем их и тратим очень много энергии, чтоб они не открылись. Человек пытается как-то справиться с этим, что-то делает, но, по сути, рано или поздно, когда придёт смерть, это всё резко откроется, всё, что бы ты ни прятал. Не то чтобы Небесный суд, Господь тебя покарает, — нет! Всё само откроется, будет очень плохо. Это и есть в моём понятии «Суд Небесный», ты сам себя судишь, тебя не судят. Вот. Зачем мне этого ждать, если я это уже осознал, и в настоящем могу менять свою жизнь.

— Вот ты же не мог в начале пути сказать: «Я буду сыроедом до конца дней своих!» Это бред!

— Если бы подумал, то вряд ли бы им стал и прошёл бы путь, который прошёл. Как и сейчас, я понимаю, что всё возможно, и в мире миллионы путей и дорог, и я легко допускаю, что могу избрать и другой образ жизни и питания.

— Никогда не говори «никогда»…

— Мало того, я ведь сдаю анализы каждые месяца два. Последние сдавал месяца четыре назад.

— Что бы что?

— Чтобы понимать, что со мной происходит. Врут мне врачи, не врут. Живой я или не живой, ну или если что-то со мной случится, чтоб у меня было понимание: как это со мной произошло. Я для себя понял, что не существует проблем с кальцием и железом, с половыми гормонами, незаменимыми аминокислотами — для себя, не для общества, конечно!Я понял, что легко способен жить без мяса. Но в то же время есть вопросы питания, на которые я не до конца нашёл ответы, и веду свои поиски. Вот для этого я и сдаю анализы периодически. Мне недостаточно веры, мне нужны факты. Меня многие пугали, что не проживу и загнусь. А у меня всё нормально. Конечно, в начале переживал, а потом, знаешь, перестал волноваться.

— Хорошо, допустим, наши читатели решили изменить свой пищевой рацион, но не радикально. С чего начать?

— Просто берёте блендер, нарезаете туда петрушку, добавляете зелёное яблоко, воду, ложки две мёда и прокручиваете. Получается такой великолепный зелёный коктейль. Это — зелёный коктейль по Бутенко. И с утра пьёте его. Как начальный этап. Вместо каши…

— Вместо?

— Вместо! Просто с утра проснулись, выпили стакана два воды, зубы почистили, искупались — полчаса прошло. Тяпнули коктейль — и в принципе до обеда свободны!

— А мясо?

— Не отказывайтесь полностью от мяса. Уберите из рациона мясо крупных животных. Оставьте немного курочки, яйца и рыбы. Молоко, особенное промышленное, — откажитесь полностью. Если есть сила воли, — откажитесь от хлеба. Самое оптимальное — это гречневая каша, тушёные овощи всякие, на крайний случай мороженные овощные смеси, ими тоже можно вкусно питаться. Пейте зелёный коктейль. Два раза в месяц голодайте. И уже что-то начнёт меняться. Вы просто это почувствуете. Здоровья вам, физического и психического!



Последние статьи в разделе
Back to top