Manhattan

Жд-Ад

текст: Нурия Мухаметдинова

М не не везёт с поездами. Даже не помню, когда это началось, может, на саратовском вокзале? Я тогда всю ночь лежала и ждала поезда, а потом уснула, просунув туловище под поручнями в зале ожидания. Вскакиваю и опрокидываю всю скамью, спросонья кажется, что меня схватили, я отчаянно отпихиваюсь от противника и слышу, как объявляют, что мой поезд должны покинуть провожающие. Каналья! Победив скамью, бегу на перрон. Конечно, нужный мне состав стоит на самом последнем пути, прыгаю, вылезаю, подползаю под товарняком, успеваю догнать последний вагон и висну на поручне.

Хотя это было самое невинное, потом вообще жесть началась. Как ни куплю билет то дембеля, то вахтовики. И те, и другие пьют, и с каждым выпитым стаканом теряют человеческое лицо. Ещё в Уфе вчерашние солдатики пришивали на форму какие-то шнурочки, полосочки и висюльки, в Аше они начали стремительно терять иголки и нитки, а в Златоусте некто Саша с лицом юного орангутана, размазывая грязным кулаком слёзы по щекам, плакал о том, что же он скажет при встрече своей любимой мамочке, другой Саша полез ко мне целоваться, а потом я всю ночь не спала, отражая атаки с планеты обезьян.

— А чем же тебе вахтовики помешали, взрослые же люди! скажете вы.

Поездка с вахтовиками у меня лично отбивает желание прикасаться к алкоголю на полгода, а то и больше. Когда грузишься в поезд где-нибудь в Тюмени, они уже не похожи на нефтяников – гордость нации. Стойкий аромат несвежего белья, быстрорастворимой лапши и перегара встречает ещё на перроне. Проводница проста как Джоконда, её дьявольская сторона натуры продаёт из-под полы водку, а ангельская жалуется на то, что в проходе лежит боа. В тот раз я опять допустила фатальную ошибку купила билет на нижнюю полку. Никогда слышите меня? никогда так не делайте, если едете в одиночку с северов! Мои соседи оказались почтенными отцами семейств в Буздякском районе, свой двухмесячный заработок на вахте они везли домой, а поскольку развлекаться чтением книг и сном в их кругу считается слабоволием, они вот уже вторые сутки, не просыхая, пили горькую. С самого начала я дала понять, что каждый, кто подойдёт ко мне, получит в лоб. Но беда пришла откуда не ждали: я уже мирно посапывала на своей нижней полке, когда сверху меня оросила робкая струя из спящего вахтовика. Проводница без лишних слов выделила мне другую постель, место и оказала посильную моральную поддержку. Увы, у меня навсегда остался страх нижних полок.

С отчаяния я решила попробовать купе, но при первой же попытке сбежала оттуда мне попался пьяный озабоченный генерал с денщиком. В плацкарте есть иллюзорная защита общественного мнения, а за дверями купе харрасмент может приобрести гораздо более уродливые формы. Но и после этого оптимизм в отношении железных дорог меня не покинул.

Последним гвоздём стала рыба. Соседи оказались на редкость тихими и приличными, особенно та милая девушка с пугливым выражением лица. Как назло, именно она была хозяйкой рыбы: прелестница возвращалась с юга и купила на станции копчёность. Подарочек родственникам гнил третий день. Cказать об этом нежному созданию язык не повернулся ни у попутчиков, ни у меня. Сморщив носы, мы спали, завтракали и покидали смрадную обитель. И вы знаете, я даже как-то по-садистски рада повышению тарифов на РЖД, ну её к черту, романтику стука колёс!

Последние статьи в разделе
Back to top